Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Любимая площадь

Не раз писала, мое детство прошло напротив Моссовета, бывшего дома московского градоначальника, а нынче на западный манер  мэрии, на  пятачке Советского сквера, заменявшего своей чахлой зеленью и красивыми фонтанами убожество  старых московских дворов.

Прошло под хвостом коня Юрия Долгорукого и на коленях  гранитного Ильича, уютно расположившегося  возле ступеней Института марксизма-ленинизма.

Это сейчас Москва разрослалсь, а расстояния скукожились, а тогда поход с мамой на Петровку был действительно походом, только что экипировка не менялась за неимением замены.

В моем детстве всё, кроме белья было в единственном числе.

Только на днях говорила ребенку, что совершенно не понимаю,

как мы жили с единственным шкафом: полки с носильным  бельем, полка с постельным бельем, видимо какая-то шерсть еще на одной. Во втором узком отделении  на вешалках висел весь гардероб  трех человек от летнего до зимнего и никаких тебе шкафов-купе.

Но это я отвлеклась, как это принято у меня. Я о другом.

Тогда была шестидневная неделя и в воскресенье нас с папой выталкивали гулять.

По причине моих коротких ног и платка поверх шапки, вечно леденеющего под носом и вечно соскакивающих варежек, далеко со мной уйти он не мог и часто мы спускались с ним по улице Горького к Красной площади, сейчас для меня  семь минут хода, а тогда было целое путешествие.

Красная площадь в те времена еще была сакральным местом.

Шли под горку и сначала появлялась краснота стен, потом открывающийся невероятной красоты особенно для детского  глаза, Храм Василия Блаженного за темными фигурами Минина и Пожарского.

Круг от ГУМа с намертво закрытыми выходящим на площадь дверями  до храма и обратно  мимо Мавзолея.

Некоторую пугливость  от Мавзолея  и его обитателя уравновешивала остановка перед караулом и внимательное ожидание, глядя на часового - моргнет, не моргнет.

Обычно моргал, видимо только для того, чтобы этот глазастый ребенок перестал за ним наблюдать.

Все это несмотря на сопротивление отца, которого смущало мое столь откровенное любопытство, но и наподдать перед Мавзолеем он не решался.

Потом шли вдоль стены и вдоль могил с серыми бюстами.

По сути справа торговые ряды ГУМа, с  замурованными выходами, слева кладбище.

И всегда тишина, кроме дней демонстраций.

В порядке исключения и из идеологических соображений  в революционные праздники на кладбище позволяли упорядоченно ликовать.

После прохождения колонн  площадь перекрывали официально для уборки, а неофициально для того, чтобы последемонстрационное распитие перенести в другие места.

Когда я смотрю на сегодняшнюю Красную площадь, с катком, с музыкой,  с вынесенными на нее торговыми рядами и скачущими ряженными, с пьющим и жующим народом, мне вспоминается старый анекдот либо крест снимите, либо штаны наденьте.

Хочется сказать - либо мертвых перезахороните, либо  пляски прекратите.

Это как в Париже в Доме инвалидов устроили бы встречу нового года или рождественские гулянья.

Хотя да, у них Некрополь, а у нас проходная площадь, разные вещи.

На некрополь мы не сподобились.
Tags: ЖЖенская логика, Житейское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 89 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →