Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Письмо другу. Случайно отрытое, забытое письмо забытому другу.

И.
Загрустила чуть-чуть о чем-то:)
Улыбнись, пошли меня к черту.
Как идет тебе, огорченной,
Золотое тисненье на черном.

В первый раз хорошо, что ливень,
Хорошо, что спешить не надо.
Я уеду чуть-чуть счастливей,
Если так посидим  мы рядом.


Сегодня ехала на работу,  читать не хотелось.

Вспомнила тебя, не к тому,  что тебе всегда хотелось читать:)

Просто вспомнила.

Я часто тебя вспоминаю.

Самой интересно почему.

Столько

людей прошло рядом по жизни,  с которыми дружила, которых любила, прошли,  многих  как не было, а тебя вспоминаю.

Я иногда думаю, что возможно потому, что отношения  были очищены от наносного,  от  излишней  взаимной эмоциональности.

Очищены от любви в привычном понимании,  от общих целей, разочарований  и обид на пути их достижения.

Эти отношения  были самоценны.

Просто плечом к плечу.

Никаких счётов, один конфликт был, но и его изжили, один почти за двадцать лет.

Мы  всегда были  рядом, даже когда  разъезжались.

Только с тобой, топая по Москве  дружным шагом я могла на истерике говорить, говорить, под твое  профессиональное "понимаю", "понимаю" которое  меня одновременно утешало и  раздражало.

 Зря ты  обиделся на меня за мою фразу, я говорила о другом, о том, чего ты и не  помнишь.

Амнезия эмигранта.

Ты вытеснил ту жизнь, а для меня она туточки, я и сейчас езжу мимо ваших домов.

Наша взаимная  преданность в отсутствии  видимых нитей.

Мы встраивались в жизнь друг друга, как пазл,  естественно и непричастно.

Это письмо не объяснение в любви и вообще не объяснение.

Мы изменились,  ты стал другой,  да и я стала потише,  несколько сбалансировала лобные доли, нарастила фактуру, шубки-тряпки,  уверенность дамы.

Где-то там на улицах  той Москвы остались наши тени с рефлексией,  жаждой счастья, верности, понимания.

Счастья и верности  мы  друг от друга не ждали, но очень желали  друг другу и помогали, чем могли.

А вот понимание да, оно было.

Поразительное взаимопонимание.

Ты его не помнишь, не помнишь, как удивлялся  одновременно приходящим в голову мыслям, одновременно вырвавшимся словам, схожести вкусов и ощущений и  даже схожей тематике снов, у меня частых, у тебя более редких в том смысле, что ты их видел реже:)

И взаимоподдержка.

Помню нас вдвоем в Лефортово,  себя на коленях и свои руки в серебряных кольцах, опускающие в могилу урну с прахом твоей мамы.

Когда она была жива, уезжая отдыхать или в командировки,  ты оставлял ее на меня.

Символически оставлял, я должна была  каждый день звонить, говорить и слушать, долго слушать, что было не всегда просто, учитывая, что у меня другая профессия, не твоя.

Помню звонок в нашу дверь, мы только что приехали, несколько часов после смерти моего папы.

Ты на пороге со своими рецептами.

Видимо  позвонила одному из первых, если не первому.

Это тепло, согревавшее нас столько лет,  родилось  под дождливым  эстонским небом  на крошечном  эльвинском пляже на берегу прозрачного лесного озера и растаяло в  небе над Израилем.

Так ему на роду было написано.

И при всем том я рада, что оказалась памятливой, что  могу  в любой момент открыть шкатулку  памяти и вынуть связку бус или скорее четок, связку своих воспоминаний.
Tags: Житейское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments