Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Про странности судьбы

У мужа был день рождения и как всегда в этот день звонила Люська его поздравить.

Люська это боевая подруга моего мужа и его начальника.

Она просидела

с ними в одной камере комнате немереное количество лет, следя за ними, сердясь на них, любя их, зычным и по сей день не изменившимся голосом прикрывая от начальства и закрывая от жен.

Семья втроем, семья в которой Люська с внешностью Шапокляк и привычками Коробочки выполняла роль матери двух блудных сыновей.

Приемной матери, которую всегда можно послать и которую можно называть только Люськой.

Просидела с ними, пока страна не треснула над их головами.

Старше нас лет на пятнадцать и начальник был примерно на столько же старше.

Хотя не представляю его пожилым, не видела его с перестройки.

Поразительный был мужик.

Пожалуй и сравнить не с кем.

Впервые я его увидела на пороге своего дома по поводу круглой даты моего мужа.

Перешагнув порог, оставив свою молодую даму чуть позади за широким плечом, и глядя поверх меня, как глядят поверх манекена вглубь торгового зала, он спросил моего мужа: "Ты что, кто это женится на таких красивых бабах?"

Не поставив при этом меня в неловкое положение, потому как сразу стало ясно, что с этим положение выбирать бессмысленно, хоть стой, хоть падай, ему все равно.

Я только мысленно задала себе вопрос, как можно работать под таким сильным мужиком?

И еще, эта фраза определила наши с ним отношения, всегда снисходительно-ироничное его ко мне и со сдержанным, с трудом скрываемым под стопроцентной корректностью неприятием моем к нему.

Неприятие его забавляло, но не раздражало, плевать ему было и на меня и на мои эмоции.

Он ко мне по имени и на ты, я к нему по имени отчеству.

Внешне как бы вышел из романов Чингиза Айтматова - высокий, широкоплечий, крупнолицый, с чуть раскосыми глазами, красивый.

Ему бы эту круглую шапку с волчьим хвостом, не знаю, как она называется, каурого жеребца, копье в руку и в степь.

Хотя зачем в степь, он и тут себя прекрасно чувствовал.

Он лепил жизнь, лепил под себя, устраивался в ней как в собственной постели, подминая матрасы, взбивая подушки и подтыкая одеяла.

И она, жизнь, позволяла ему с собой так обращаться, стелилась под ним, разворачивалась как скатерть самобранка.

Даже не знаю с чего начать.

Начну с недвижимости, которая и в доперестроечные времена была вопросом комфорта и престижа.

Меняя, разменивая и доплачивая к моменту нашего знакомства он получил большую квартиру в пяти минутах ходьбы от м. Университет, в знаменитых "красных" домах.

У него я не была, но планировку в этом доме знаю, подруга там жила в коммуналке.

Прекрасная планировка.

Очень любил жену и не меньше любил свою молодую Татьяну.

Больше их обеих, суммарно больше, любил дочь.

Не представляю, как себя эмоционально чувствовали жена и Татьяна, знала их обеих, но никаких телодвижений для изменения ситуации ни та, ни другая не делали.

Ясно было, что это попытка с негодными средствами.

При этом каждая была счастлива, каждая была защищена его надежной широкой спиной и каждая была любима.

Жене дом, выстроенная им из дефицита дефицитными шабашниками дача, деньги, путевки, престиж.

Татьяне любовь, нежность, надежность.

Лучшие доктора её сломанной ноге и самые румяные апельсины в больнице:), также помененная, перемененная и хорошая квартира, путевки, одежки из загранки.

Муж говорил, что она где-то в торговле работала и когда у нее там начались неприятности, он плюнув на всех, ошеломив публику, забрал ее к ним в институт, устроил в соседнюю лабораторию.

Любила она его до страсти и не за шмотки, а за все.

Просто любила.

Кстати о шмотках.

Он выбирал страну, в которой хотел работать .....тут я делаю паузу, как делает паузу Жванецкий.

А теперь повторяю, в советское время он выбирал страну, в которую ему хотелось мотаться в командировки.

Выбирал, убеждал министерское начальство в необходимости контактов, прорабатывал эти контакты, заключал договора и ездил вместе с начальством, оставляя на родине моего мужа и Люську, которым и тут было хорошо.

Любил Италию, часто там бывал по служебным надобностям.

Хотел выдать дочь за итальянца и выдал, поработал свахой во время коротких командировок.

Обожал дочь, вот ее я никогда не видела, муж говорил, что красивая.

Еще говорил, что когда она поступала на журфак МГУ, то все закрытые финские бани Москвы круглосуточно отмывали и перемывали ректорат и деканат.

Не знаю, не была, не состояла.

Но некоторая информация случайно доносилась, например, что итальянские сапоги детка забраковала и он бегает по голодной предперестроечной Москве. их меняет, еще там были проблемы аналогичного свойства с дубленкой, ну и т.п.

С личной жизнью девицы проблем не было, потому как и он и она четко знали, что замуж она выйдет только за иностранца и в этой стране жить не будет.

И вышла.

Правда иностранец оказался третьесортный, ей ли, дипломированной поэтессе жить с небогатым фермером в горной деревушке.

Она и не стала с ним жить, стала жить с итальянским гражданством в арендованной папой квартире и писать в ней стихи, глядя из окошка на итальянское звездное небо.

Она писала, а папа здесь издавал.

К тому времени на дворе была перестройка, папа с его хваткой, но в его годах, раскрутил какой-то небольшой шмоточный итало-российский бизнес, который давал устойчивый доход, позволявший содержать дочь в другой стране.

Когда он тут смертельно заболел, дочь уже как-то обжилась там, что-то переводила с какого-то языка на какой-то и с кем-то мало-мальски её обеспечивающим спала.

Жена его, старше его на два года тоже тяжело болела и ухаживала за ними его Татьяна, помогала ей Люська и еще какая-то тетка с их бывшей работы, небось тоже тайно в него влюбленная по жизни.

На похороны отца дочь приезжала.

Когда окончательно слегла мать, все та же троица пробила инвалидный дом и года два ухаживала за ней там, сменяя друг друга.

Они и кремировали, они и захоронили, они и надпись на памятнике сделали.

Дочь, я думаю ей уже к полтиннику, находясь в Италии, продала тутошнюю квартиру, сто метров у м. Университет и видимо тем самым обеспечила себе пристойную жизнь в любимой стране.
Tags: Житейское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 96 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →