Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Все смешалось в доме Облонских

The Economist: бесконечный кошмар финансового кризиса

Побоище на Wall Street за последние две недели может иметь под собой нереальные основания, однако разрушения вполне измеримы - будь это поглощение Fannie Mae и Freddie Mac их регулятором, рекордное банкротство Lehman Brothers (и продажа его подразделения по управлению капиталами банку Barclays), принудительное замужество Merrill Lynch с Bank of America или, самое шокирующее из всех, поглощение правительством безнадежно неликвидной страховой American International Group (AIG), пишет 18 сентября деловой еженедельник The Economist.
Инфекция распространилась в глубь и ширь, во вторник 18 сентября центральные банки предприняли координированную попытку по накачке $180 млрд. краткосрочной ликвидности на рынки. HBOS, крупнейший ипотечный кредитор Великобритании, также продал себя Lloyds TSB, одному из старейшин банковского сектора объединенного королевства, за 12,2 млрд. фунтов стерлингов, или $21,9 млрд., когда цена на его акции резко обвалились на бирже. Правительство было столь обеспокоено, торопясь поддержать сделку, что вопрос об ущербе конкуренции на рынке может быть забыт, отмечает The Economist.

Спасение AIG было оправдано тем, что дозволение банкротства могло бы стать катастрофичным для финансовых рынков. Как это и произошло, даже спасение AIG не смогло остановить кровопускание. В среду акции Morgan Stanley и другого остающегося независимым крупного инвестиционного банка Goldman Sachs оказались под мощным давлением. Несмотря на то, что оба банка сообщили днем ранее о прибыли, которая превзошла ожидания аналитиков, доверие к их независимой модели, финансируемой маржинальными сделками, резко упало. Индекс, который отражает риск банкротства среди крупных дилеров Wall Street вырос значительно выше предыдущего рекордного значения, которое было зафиксировано в марте во время коллапса инвестиционного банка Bear Stearns.

Все это масштаб кризиса, который, к вечеру среды, притянул все внимание к Morgan Stanley, и заставив забыть о AIG, которая всего 24 часа назад заместила Lehman в передовицах информационных агентств. После того, как акции банка упали на 24% в этот день, угрожая полной потерей доверия, Morgan попытался продать себя. Его босс, Джон Мак (John Mack), как сообщают СМИ, провел переговоры с несколькими возможными партнерами, включая коммерческий банк Wachovia и Citic of China.

Несмотря на то, что официальные власти пытаются сохранить бодрый вид, их можно только пожалеть за ощущения, которые они испытывают по мере того, как одно за другим знаменитое имя с Wall Street становится историей, а инвесторы избавляются от любых финансовых активов, где хоть немного растет риск. Даже политики впали в ступор. Вероятно, что Конгресс не примет новое финансовое законодательство в этом году, заметил Гарри Рейд (Harry Reid), лидер сенатского большинства, поскольку "никто не знает, что делать", продолжает The Economist.

В итоге ответные меры кажутся разрозненными. На фоне новых атак против игроков в короткую - бос Morgan Stanley господин Мак обвинил их в попытке уронить его акции до самой земли - комиссия по ценным бумагам и биржам США, главный регулятор рынков США, вернул ограничения на "чистые", или потенциально злонамеренные, короткие продажи. Комиссия также поспешила выдвинуть предложение, состоящее в том, что крупные инвесторы, включая хеджевые фонды, должны раскрывать информацию об их коротких позициях. Calstrs, второй по величине пенсионный фонд США, заявил, что приостановит предоставление акций "пираньям".

Как и в августе 2007 г., когда по сути начался кризис, денежные рынки резко истощились на этой неделе. Цена, по которой банки предоставляли краткосрочные кредиты другим банкам резко выросла, расширив спрэд относительно правительственных облигаций на максимальном за 21 г. уровне. Жестокое желание найти защитные инструменты снизило доходность трехмесячных облигаций США до минимального значения с момента начала статистического учета в 1954 г., когда президент Эйзенхауэр (Eisenhower) представил миру свою теорию домино, отмечает The Economist.

Вполне очевидно, что кризис распространяется из одного региона в другой. Азиатские и европейские фондовые рынки испытали резкое снижение. Другим слабым звеном является рынок дефолтных свопов объемом $62 трлн., который продолжает пугать кошмарами регуляторов со времен коллапса Bear Sterms. Он не развалился после падения Lehman, другого крупного дилера. Однако он остается уязвимым; или, как говорит один банкир, в состоянии "обычного хаоса".

Потребители уже нервничают в Америке, где растет число разорившихся банков, а национальный депозитарный страховой фонд стоит перед лицом потенциального разорения. Провал Washington Mutual (WaMu), проблемной сберегательной ассоциации, может, по самому худшему сценарию, ликвидировать почти половину того, что остается в фонде, приводит издание мнение Дика Бови (Dick Bove) из Ladenburg Thalmann, небольшого инвестиционного банка. Сообщалось, что WaMu искал себе покупателя.

Наименьшую тревогу представляют проблемы, появляющиеся в фондах краткосрочных инвестиций. Рассматриваемые индивидуальными инвесторами в качестве чрезвычайно надежных, что привело к росту их активов до более чем $3,5 трлн. во время кризиса. Однако на этой неделе фонд Reserve Primary стал первым, за последние 14 лет, из фондов краткосрочных инвестиций, который сообщил о "break the buck" - состояние, когда он сообщает инвесторам о том, что он несет убытки через сокращение чистых активов ниже $1 - после того, как он списал почти $800 млн. долгов, размещенных Lehman.

Любая длительная потеря доверия фондам краткосрочных инвестиций может стать чрезвычайно разрушительной, подчеркивает The Economist. Они остаются одним из последних бастионов ультра консервативных. Более того, они являются крупными покупателями краткосрочных корпоративных долгов. Если они отойдут, то банки и крупные корпорации будут испытывать еще более серьезные проблемы с поиском краткосрочного финансирования.

Наступит такой момент, когда паника 2008 г. начнет спадать, но есть несколько причин, по которым можно ожидать дальнейшего ухудшения. Банки и домохозяйства начали снижать свои заимствования, которые достигли эпического объема во время ипотечного бума, однако это еще долгий путь. Более того, далеко неясно, даже сейчас, достаточно ли консервативно банки оценивают свои неликвидные активы.

Настоящая боль только начинается в других секторах кредитования, подводит итог The Economist. "Мы можем двигаться из одной фазы рынка в другую в сторону более традиционной фазы кредитных потерь", - цитирует издание банкира. Эта следующая фаза будет менее впечатляющей, благодаря жесткой бухгалтерии, где кредитные потери учитываются постепенно и компенсируются резервами. Однако цифры могут быть столь же огромными. Некоторые аналитики ожидают волны корпоративных дефолтов. Рейтинговое агентство Moody's прогнозирует, что объем дефолтов по мусорным облигациям, находящийся сейчас на уровне 2,7%, поднимется до 7,4% в течение года. Как и многие кошмары, этот оказался столь же впечатляющим, что кажется он никогда не закончится.
http://rosfincom.ru/analytics/30751.html
Tags: Экономическое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments