Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Взгляд на роль камикадзе в истории







Петр Ореховский


".....Следует оговориться, что представленные  оценки «камикадзе», не имевших ничего общего с самопожертвованием, и «прогрессоров», не имеющих ничего общего с модернизацией, являются моими личными и субъективными. Возможно, спустя 20-30 лет на материале девяностых и двухтысячных какой-нибудь российский историк, подобно Т. Карлейлю, напишет своё эссе о кумирах, которые оказались героями, и прочем героическом в истории. В данном случае я буду только рад ошибиться".

В журнале «Континент» (номера 134, 136) вышло интервью Андрея Илларионова, по-видимому, единственного из экономистов-либералов, кто предсказал в 1988 г. девальвацию рубля и дефолт, причём сделал это публично. Интервью, на мой взгляд, крайне интересное и затрагивающее многих субъектов политической и экономической жизни последних двух десятков лет. Приведу цитату: «Вклад Егора Гайдара в современную жизнь России огромен. Он сделал две главные вещи: легализовал рыночные отношения и минимум на поколение уничтожил политическую и общественную поддержку либералов и демократов. Повторю ещё раз: для дискредитации либерализма никто не сделал больше, чем Егор Гайдар со своим коллегой, товарищем и другом Анатолием Чубайсом».

Кроме финансово-бюджетных аспектов «неадекватного поведения» Е. Гайдара, более не описывается ничего. Так что у молодого читателя, незнакомого с советскими реалиями, может возникнуть весьма любопытное представление об умственных способностях «отцов-реформаторов»…

Вообще-то в 1992 г. на балансе всех крупных предприятий находились жильё и так называемый «соцкультбыт», начиная с детских садов и больниц и кончая дворцами культуры, столовыми, магазинами и предприятиями бытового обслуживания, так что, по сути – почти все они были «бюджетными организациями». После распада хозяйственных связей, сопровождавшего распад СССР, и ценового шока упали объёмы производства, содержать свою «социальную сферу» предприятия не могли. Начался процесс «коммерциализации» предприятий – передачи непрофильных объектов в муниципальную собственность, и одновременно – для магазинов, организаций бытового обслуживания, транспорта, строительства – приватизация. Но всё не могло произойти «одномоментно», во многих городах этот процесс продолжался вплоть до 1998-1999 гг.

В этих условиях можно было либо печатать деньги, либо не платить зарплату. Минфин при Б. Федорове, по сути, выбрал второй способ поведения. После октябрьских событий 1993 г. это было уже политически возможно. При этом решения о «сокращении ненужных государственных субсидий» также имеют свой лаг – так что действительно, как указывается на сайте бывшего министра финансов, «весь бюджет при Б.Г. Федорове состоял из «живых» денег, не было воровских зачётов и денежных суррогатов». Это началось позже, с 1994 г. И задержки зарплаты стали массовыми именно тогда, достигая полугода и более, как на частных предприятиях, так и в бюджетных организациях… Зато инфляция была снижена.

Прелесть взаимозачётов как раз была в том, что они позволяли и «воровать» (точнее, законным образом присваивать) часть бюджетных средств, и – формально – выполнять бюджетные задания. Единственное, чего они не позволяли делать – это платить зарплату: за труд учителя или врача невозможно заплатить даже кастрюльками или гаечными ключами, как часто поступали промышленные предприятия. Население тогда повсеместно торговало всем этим как на городских площадях, так и вдоль федеральных дорог. Это очень походило на картину страны, потерпевшей тяжелое военное поражение и полностью сломленной.

Стоит отметить ещё одно институциональное обстоятельство – закон о банкротстве вступил в действие только в 1997г. Так что наряду с взаимозачётами, представлявшими относительно сложную схему, имели место и элементарные неплатежи.

В 1993 г. время Центробанк, возглавляемый В. Геращенко, обменял советские рубли на новые российские купюры. Часть старых советских купюр «пришла» из бывших братских советских республик, постаравшихся «сбросить» советские дензнаки, которые сами же и печатали после августа 1991 г…. Может, было что-то ещё? Но в интервью этого нет.

Конечно, одна из самых любопытных историй – это пирамида ГКО и обвал рубля 1998г.

А. Илларионов убедительно показывает, что альтернативы отказа от политики «валютного коридора» тогда не было, и доходность ГКО в 40% была искусственно завышена. Имела ли место личная заинтересованность упоминаемых им политических фигур или нет – не нам судить. Однако стоит отметить, что искренность и гражданская позиция А. Илларионова, заявленная в данном интервью, вызывает уважение. И ему как-то веришь больше, чем его оппонентам, которые красноречиво молчат…

В то же время, история августовского дефолта прекрасно иллюстрирует одну принципиальную особенность российского государственного управления.

В результате принятых однажды в критической ситуации решений в России складывается консенсус элит, который может быть изменён только глубоким социально-экономическим кризисом. Все негативные тенденции должны дойти до своего логического конца, а система управления – до маразма. Никакие призывы к самосохранению не действуют, никакие логические аргументы не воспринимаются. Более того, альтернативные точки зрения не обсуждаются даже тогда, когда их носитель принадлежит к той же самой элитной группе.

Да и была ли в реальности «команда» высокообразованных экономистов с демократическими убеждениями? Или это были люди, оказавшиеся в ситуации, которая способствовала реализации их личных интересов, превратившие реформы в элемент научного политико-экономического бизнеса? Любопытно, что Россия, Украина, Казахстан и Белоруссия демонстрируют не столь уж различающиеся результаты экономического развития, но только у нас существует легенда о «спасителях России», которые чудесным образом построили капитализм.

Повторимся: гражданская позиция А. Илларионова вызывает уважение. Однако то ли мы с ним по-разному понимаем либерализм, то ли – живём (и жили) совсем в разных странах, которые называют Россией. Так, когда уважаемый коллега рассуждает о необходимости сохранения федерального финансирования социальных льгот репрессированным, поскольку они были репрессированы государством, это весьма любопытный аргумент. Получается, что другие старики-льготники (прежде всего, обычные пенсионеры), работали не на «государство», а на свой муниципалитет или, в лучшем случае, субъект Федерации? А. Илларионов говорит о «долях процента» бюджетных средств, которые идут на льготы репрессированным, так что государство могло бы позволить себе платить этой категории граждан из федерального бюджета. Таким образом получается, что если денег платить надо мало, то эти затраты можно оставить в федеральном центре, а если затраты велики, то можно «сбросить» их на уровень региональной и местной власти, где старикам можно платить, а можно и не платить… что, собственно, и было проделано именно в те годы, когда А. Илларионов был советником президента В. Путина. И его сожаления о льготах репрессированным сильно напоминают крокодиловы слёзы.
.........................
Ни о какой модернизации страны в действительности речи не шла – это не более чем лозунг, запущенный частью политологов и экономистов в рамках решения задач внутренней легитимации складывающегося общественного строя. В этом отношении сам факт обсуждения того, что «В. Путину не удалось полностью решить задачи модернизации страны» помещает обсуждение в другие смысловые рамки и является предпосылкой для манипуляций.

По-видимому, стоит всё же отметить, что реальная, а не пиарная модернизация страны касается всех групп населения. Модернизация требует общего напряжения и жертв не только со стороны низших социальных слоев населения, которые страдают всегда, но и со стороны элит, которые, как правило, не готовы к ущемлению своего положения и стремятся максимально переложить издержки на население. Так в России было в петровскую эпоху, так это было в начале ХХ века, так это было в 30-е годы в СССР. При этом необходимым фактором модернизации является изменение роли «образовательного социального фильтра», что сказывается, среди прочего, на зарплате и социальном статусе учителей и преподавателей вузов. Мы же сейчас имеем скорее обратную ситуацию: «образовательный» фильтр максимально ослаблен и слабо влияет на селекцию элиты, а вузы, за некоторыми красноречивыми исключениями типа ГУ-ВШЭ, практически исключены из процессов общественной коммуникации.

Приведём один небольшой пример относительно средней школы. В России была реализована программа информатизации школ, что существенно помогло снизить компьютерную безграмотность. Однако что мешает ввести в школах обязательные уроки вождения автомобиля и осуществить ликвидацию транспортной безграмотности?

О роли кумиров и маразма в истории

Воссоздание условий общественной жизни, близких к концу 70-х – началу 80-х гг. прошлого века приводит и к появлению соответствующих образцов поведения, как на это указывает Эмиль Паин. Напомним, что именно тогда была принята Продовольственная программа СССР (1982), косвенным результатом которой стало обострение дефицита сельхозпродукции. Это же происходит и сейчас. Снижение закупочных цен на молоко уже привело к тому, что в ряде районов Алтайского края начали резать скот, при этом розничные цены на молоко и молокопродукцию продолжают расти. А из материалов открытого семинара «Полит.ру» я узнал, что 75% трансакционных издержек в цене товара – это нормально. Оказывается, мы теперь так строим новую экономику… Модель это у нас такая, постиндустриальная.

В семидесятые годы прошлого века, в условиях высоких цен на нефть, у нас любили природу преобразовывать. И вот, пожалуйста – вновь появляются «проекты века». Проект крупнейшей в СССР и одной из самых крупных в мире Туруханской, ныне Эвенкийской ГЭС вновь извлечён из архивов. По наиболее вероятной версии этого проекта, длина водохранилища составит «всего-то» 1000 км. Причём – это ведь не ЦК КПСС предлагает, а частная компания, ОАО «РусГидро». Теперь речь идет о «новой энергетической стратегии». Или – ещё того интересней – проект канала «Евразия», который соединит Азовское море с Каспийским. Возникают какие-то ассоциации, то ли по соединению Белого моря с Балтийским, то ли с каналом Волга-Чограй, то ли с Аральским морем. А ведь есть ещё туннель под Беринговым проливом и мост на Сахалин…

Организационные принципы построения «Единой России» и формы проведения внутрипартийных дискуссий удивительным образом напоминают стороннему наблюдателю позднюю КПСС. Воссоздание условий – «мягкий контроль» и согласование интересов господствующего класса – воспроизводит те же самые политические и экономические результаты вне зависимости от того, строится ли «развитый социализм» или «либеральный капитализм». По моему мнению, это естественный итог эволюции российского господствующего класса и селекции элиты, механизм которой с советских времён изменялся мало.

Возвращаясь к высказыванию А. Илларионова, процитированным в начале статьи, очень хотелось бы, чтобы Е. Гайдару и А. Чубайсу было бы по силам уничтожить «политическую и общественную поддержку либералов и демократов». Это одновременно означало бы, что каким-то двум-трём выдающимся личностям будет под силу такую поддержку создать. Но пока таких фигур на российском политическом небосклоне незаметно.

Полностью
ПОЛИТ.РУ
26 сентября 2008 г
Tags: Экономическое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments