Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Про круг общения

На днях по поводу очередной даты стряхивала снег с памятников ушедшей родни и петляя аллеями, думала о том, что лучшее, что мне оставила в наследство моя большая, очень разная семья, это демократизм.

Возможно потому мне так уютно в ЖЖ, тут все равны.

И потому в профессии чувствую себя комфортно, все студенты мне свои.

А вчера прочитала в одном из журналов: "С ограничений-то приятство беседы и начинается, а то вдруг в хорошую минутку собеседница про крым чего скажет,или про репрессии. Фильтры надо на дальних подступах ставить. Имеются в виду люди условно одного круга".

Интересная мысль, хотя не сказать, что незнакомая.

В силу обстоятельств побывала я тут недавно на сходке людей

условно одного круга, не мой круг, не вписываюсь в него.

Я наверное ни в какой круг не вписываюсь, мне в меловом кругу скучно, хочется спать или наоборот тошнит.

И потом мне кажется, что очертив круг, я предам своих близких.

Отца, который после работы решал всему двору задачи по математике и физике и маялся с малость подзабытой им химией. А потом ночью халтурил за чертежной доской.

Бабушку, которая учила студентов, думаю они тоже были разные, в МГУ в те времена была большая разнарядка на национальные кадры. Не знаю, как там у национальных кадров, да и у наших местных было с немецким и французским языками, особенно если учесть, что преподавала она на физфаке.

Маму предам с ее открытостью и с ее избирательной добротой к хорошим людям.

Когда-то писала, что к семье моей тетки в середине тридцатых прибилась беженка с Украины, так толком и не научившаяся говорить по-русски.

Её муж был середняк, его раскулачили.

Когда ее нашли, в избе было девять трупов, мужа и восьмерых детей.

Она на печке с мертвым грудничком была еще жива.

Звали ее Мотенька, все ее так звали и я звала тетя Мотенька.

Она, долгожительница, навсегда осталась с теткиной семьей, даже получив в хрущевские времена комнату.

Когда совсем состарилась, мама по очереди с двоюродным братом ездили к ней, возили продукты, мама что-то готовила, как-то делала коммунальную уборку, когда не удавалось никого нанять.

Няни это отдельная тема, в конце тридцатых, когда арестовали брата отца, отец некоторое время был без работы с четырьмя голодающими стариками на шее.

Его отец, мать, брат матери с поражением в правах и абсолютно больная няня, вырастившая его и братьев.

Интересно, няня была из какого круга, ее надо было кормить или следовало сдать в дом престарелых?

Он говорил, что тогда ему приходили в голову мысли о самоубийстве, но судя потому, что няня с ними прожила до конца и он ее хоронил, мысль избавиться от старухи его не посещала.

Мой дядька, в войну корабельный хирург, плававший на судах Северного флота, он оперировал круглыми сутками только блатных моряков или всех, кого разворотила пуля?

А другой дядька, семнадцатилетний артиллерист, у них в расчете все были из одного круга?

А еще один, который лежит в братской могиле на Украине под солдатским обелиском, как там ему в братской могиле в теперь не братской земле?

Таких примеров множество в каждой нормальной семье.

Крымнашненаш.

Повод можно найти всегда.

В моей ленте были два детских писателя из Киева, очень милых, деликатных, доброжелательных.

Когда начались украинские события, неожиданно выяснилось, что я не пишу на мове и они меня отфрендили.

Я оказалась не их круга. Но ведь и я в их кругу не сяду.

У меня друг близкий, а у него компания, я с ними изредка пересекаюсь по семейным праздникам.

Не принадлежу к их кругу и они смотрят на меня как на полную дуру, говорить ведь не о чем, о колбасе у них не принято и общих воспоминаний не имеется.

Не буду даже обсуждать, правы они или нет относительно моих умственных способностей, но спесивая ирония их взглядов без грамма доброжелательности в любом случае неприлична.

И с репрессиями все не просто, случайно выяснилось, что у моей давней приятельницы бабушка была какая-то странная, странную должность занимала в странном месте.

И что теперь?

Послать внучку?

Если учесть, сколько народа арестовывало, этапировало, стерегло, доносило и учесть перекрестность браков за семьдесят лет, то наверное почти в каждом можно будет обнаружить кровь и следователя и подследственного.

Во мне нет, но это скорее случайность.

Круг это граница, нарисованная своей собственной рукой.

Не люблю границы, хотя конечно и у меня они есть, пунктирные, и я знаю, каков он, мой круг, вернее камертон души - тот, в котором мне уютно.

Попасть в него трудно, или не трудно, как посмотреть.

Для моего душевного комфорта необходимы порядочные, умные, ироничные и доброжелательные люди.

Без одной из этих составляющих дискомфорт мне обеспечен.
Tags: Семья, раз-думья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 97 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →