Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

У каждого свой опыт

О чудесных детях девяностых.

Прочитала и подумала, какие разные пути мы прошли с автором статьи.

Не берусь спорить с известным педагогом.

Я как-то вечно комплексую

по поводу своей профпригодности, и в экономику не хотела и педагогика  в моей жизни получилась случайно.

Хотя что рефлексировать, случайность стала закономерностью, все  высшие получены, в т.ч. два экономических, стаж наработан и к этому  уже двадцать два года педстажа и какое-то там педагогическое образование тоже образовалось.

Никогда не знаешь, что от тебя потребует жизнь в следующий момент и во что нырнешь.

Перечень моих доблестных побед привожу только для того, чтобы доказать скорее даже самой себе, что и я имею право голоса.

Когда я в 1995  начала преподавать,  у меня за спиной были поражения, понесенные мною в  первой половине девяностых и у родителей моих студентов тоже в глазах читалась растерянность.

Даже у успешных.

Даже успешные расценивали свою состоятельность, свою б/ушную иномарку и квартирный ремонт скорее как  джекпот в жизненной лотерее, а не как уверенность в завтрашнем дне.

И дети, дети тоже были немного потерянные.

Конечно это не были дети из лучших школ Москвы, видимо живущие одним духом и не думающие о мерседесах, как пишет автор статьи.

Хотя действительно о своих мерседесах они не думали, они испытывали чувство жгучей зависти к чужим.

Они только начинали вылезать из нищеты.

Помню я говорила им об оптимизационных программах и сказала, что в недалеком будущем у каждого в доме будет персоналка.

Меня разве что не освистали.

Ржали издевательски на весь коридор.

Это были времена, когда доценты еще домывали  подъезды, как моя приятельница доцент МГУ,  а доктора наук торговали на подмосковных рынках бытовой химией, как наш друг, доктор наук, профессор, и все поголовно сажали картошку.

Своя картошка это наша мантра.

Кого я только не учила в те годы, и строителей, и радиотехников, и связистов, уже и не упомнишь.

Но зато прекрасно помню  один выпуск.

Начальство упросило подработать  семестр или полтора в колледже.

Как раз тогда  ПТУ переименовали в колледжи, пришлось переверстывать программу и выяснилось, что нужен преподаватель экономики.

С преподавателями экономики вечные проблемы, толковые не идут на такие заработки, поэтому везде амбразуры.

Наверное конец девяностых.

Большие группы, человек по тридцать одних парней, ни одной девочки.

Престижная для этого колледжа специальность - автомеханик.

Фанаты  железа, автомобильного железа.

Когда они стеной  входили в аудиторию, хотелось пригнуться, раствориться, вылететь в окно.

Это были дети алкогоголиков, дети уборщиц, дети первых понаехавших.

Они этого и не скрывали, вскользь, с матюшком обсуждая быт.

Их родители, в основном матери, успели всё -  собирать бутылки, мыть полы и сортиры, работать круглые сутки в палатках, торговать на рынках у  меняющихся хозяев, практически будучи рабынями,  вырывать у жизни зубами убогий ужин  для своих детей и не менее убогий завтрак, который дети готовили  себе сами.

Они почти не видели своих матерей, разве что помогая им на рынках подтаскивать ящики с товаром.

Практически все подрабатывали, учась на дневном.

Это были парни восемнадцати  лет, ждущие армии как манны небесной.

Их доармейское братство должна была укрепить армия.

Главное для них было пройти медкомиссию, чтобы не забраковали.

 Стая.

Жесткая, накаченная в подвалах, выскочившая из наркотических проб, сбитая стая.

Только меня с моей экономикой им и не хватало.

После каждого занятия я собиралась увольняться и почему-то так и не смогла.

Обязательства перед администрацией и потом, главное для меня,  как-то возник  неозвученный договор с ребятами  - они ко мне приходили не прогуливая и я к ним приходила, не прогуливая.

Как-то мне удалось с ними договориться, что-то объяснить,  а им можно было объяснить, в чем-то убедить, приглушить мат хотя бы в моем присутствии, научить считать, сделать курсовую и в итоге закрыть дисциплину в дипломе.

Они привыкли ко мне, но я так и не смогла привыкнуть к ним.

Они пугали меня.

Автор статьи преподавал милым, доброжелательным.

Я нет, меня просто допустили в свою стаю, поняв, что и я могу принести пользу, временно допустили.

Тогда им было восемнадцать, сейчас им под сорок и это они держат на плечах гаражный бизнес, они доводят до ума автомобили  духовных гуманитариев,  они открывают кафе на наших улицах, они строят город,  они ремонтируют, они ездят и в мерседесах тоже.

Несколько раз меня останавливали  на улице, вы не помните, вы нас учили экономике:)

Простые лица, сытые, с рабочим снобизмом скозь приветливую улыбку.

Есть и такая разновидность.

Они живут своей отдельной  от духовной и чистоплюйной  интеллигенции жизнью, со своей отличной от детей элитных школ биографией и думаю, что со своими  законами, образуя мощный пласт, который интеллигенция в расчет не берет, о существовании которого не подозревает, вернее в упор не видит.

Но они видят,  они рядом с их страшным юношеским опытом и они не забыли этот опыт и эту оттепель.

И уже их детей надо учить и не в элитных школах, а в обычных, районных, хорошо учить и выводить в жизнь.

Но об этом почему-то никто не пишет.
Tags: Житейское, раз-думья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 60 comments