Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Достойно стареть

Я не даю перепосты и координаты кошельков. Делаю исключение из уважения, склоняю голову перед достоинством и мужеством. Думаю, что тут не деньгами сбрасываться надо, хотя деньги не помешают, а площадь ей должна предоставить, та страна, в которой она жила и которая  не оставляет надежды сделать ее бомжом.
Несмотря на 71 год  трудового стажа.  Вернее та страна, которая была, а теперь уже две страны, не несущие перед ней обязательств, не нашедшие  одного угла старухе.



Это бабушка Жанна, ей 90 лет. Когда в 1989 году в Баку началась резня - избивали, гнали, издевались над всеми, не делая различий между женщинами, детьми и мужчинами - бабушке Жанне было 62 года. Им сказали тогда: все бросайте и садитесь в поезд. Вещей с собой минимум. Она была с сестрой Ниной, которой было 55. Так они ушли из своих квартир навсегда, чтобы поехать в Москву. Поезд сопровождали военные.

"Я была главным бухгалтером в Баку на рыбокоптильном заводе. Отработала 40 лет. Думала, в Москве уже не устроюсь, хотя сил было много, я без дела не привыкла сидеть. Нас всех прямо с поезда собрали на вокзале, а что с нами делать не знают. Люди напуганы, со своими чемоданами, тряпками. И мы пошли прямо к Кремлю. С плакатами. Там стояли. Ждали. Горбачев тогда еще был, в общем, он дал распоряжение расселить нас по гостиницам. Нас с сестрой отправили в "Останкино". Селили временно, так они говорили, потом сказали, всем дадут жилье".

"Временно" растянулось на 28 лет. Бабушка Жанна живет все в той же комнате: две маленькие кровати, кресло, 2 стула, столик, стенка и шкаф. В конце комнаты раковина, там же плитка для готовки. Туалет на этаже. Душ в подвале и добраться до него – почти невыполнимая задача.

Бабушка Жанна говорит: "Я, когда о своей квартире мечтаю, всегда первое, что представляю это ванную комнату. Это же чудо – из своей комнаты попасть в ванну".

В 2002 году гостиница Останкино перестала быть государственной. К бабушке Жанне стали приходить представители власти и требовать, чтобы бабушка платила за проживание. А бабушка Жанна им объясняла, что ее сюда правительство поселило, что у нее документ есть об этом.

Только в 2003 году бабушке Жанне выдали российский паспорт российский и назначили пенсию. В регистрации, правда, отказали.

В 1989 году бабушка Жанна устроилась на завод геофизики под Ярославлем, там отработала 6 лет главным бухгалтером. Потом кончилось финансирование. Каждые выходные приезжала к сестре в Москву. Уже в 65 лет устроилась на работу в Центр содействия реформе уголовного правосудия и проработала там еще 20 лет. На пенсию вышла год назад, в 89 лет. Все это время бабушка Жанна жила в комнате в гостинице, которую ей наша власть обещала поменять на более человеческие условия.

Директора гостиницы Останкино сменялись, но все относились по-человечески, принимали как-то таких жильцов. Уважали, что пожилые, что и так в жизни людям досталось. В 2016 году директором стал Липовой Сергей Анатольевич, генерал-майор, со всей военной выдержкой взявшийся за неудобных жильцов. Сначала он просто требовал от них платить за свои комнаты, потом стал отключать свет, а затем подал в суд. В его гостинице всего 4 комнаты, которые занимают пожилые люди, беженцы из Баку. На Сергея Анатольевича не действовали доводы бабушки Жанны, что идти им некуда и платить нечем, и вот же – на руках распоряжение правительства Москвы, что жить там безвозмездно они имеют полное право.

В иске против бабушки Жанны сказано, что она "захватила в пользование частную собственность и распоряжается ей". Дело было передано в суд. Суд постановил, что бабушка Жанна должна выплатить истцу 66 910 рублей за пользование коммунальными ресурсами. Сказано так же, что ответчица каких-либо расходов, связанных с проживанием в принадлежащем истцу помещении и с использованием сопутствующими такому проживанию услугами, не несла и тем самым сберегла свое имущество (денежные средства) за счет истца, который нес расходы. Такое сбережение имущества является неосновательным обогащением. С 2012 года каждый месяц бабушка Жанна исправно платила 1000 рублей за воду и электричество. Этот факт судью не заинтересовал.

"Я понимаю, чего они ждут: естественного разрешения вопроса, так сказать. Мне ведь уже много лет. Но я все равно надеюсь. Что смогу приходить домой, что у меня будет мебель, и красивый ковер и своя кровать. Я повешу фотографии, расставлю все на кухне красиво и повешу Нинины занавески. Они ведь обещали, говорили, что это не навсегда. У меня трудовой стаж 71 год. Я все сама могу: убираюсь, готовлю, мне стареть рано. Я вот хитрость какую про стирку придумала – беру эмалированное ведро, порошок там какой, и вот постельное белье, например, ставлю на плитку, грею, потом на ночь оставляю, а с утра в раковине прополоскала и все готово. Прекрасно чисто выходит".

Мы с Марина Ахмедова намерены бороться с таким беспределом. И помогать бабушке Жанне.
А еще Вы можете задавать все вопросы по этой истории Рита Вестфалл (Rita Vestfall) и поддержать бабушку Жанну хоть 10 рублями, хоть юридической помощью (сейчас Комитет Гражданское содействие ведёт дело бабушки Жанны). Или просто нашу историю распространить. Рита писала про бабушку Жанну специально для Новой газеты: спасибо Алексей Полухин за публикацию. Я завтра буду у неё: если есть вопросы, пишите-задам лично.

У нее, знаете, еще голос такой, у бабушки Жанны: очень красивый, и говорит она на очен красивом русском языке-фразы строит очень вежливые. Да и вообще ощущение, что во всем этом мраке она не перестала мечтать в свои 90 лет о будущем. Давайте, пжлст, ее не бросим! А то хотят и выселить, и денег содрать у 90-летней бабушки с 71-м рабочим стажем! Совсем одурели.

Реквизиты: http://refugee.ru/campaign/podderzhat-rabotu-komiteta/
WebMoney: R333008482535

Отсюда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments