Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Об утраченных материальных ценностях

Вчера у меня был пост про старую одинокую женщину.

В нашей стране с ее историей раскулачивания, переселения народов и прочими трагедиями такая судьба не редкость.

По аналогии с ее потерями я вспомнила про другие.

Не раз писала, что родилась в коммуналке, в вороньей слободке на Тверской в доме хоть и кирпичном, но с печным отоплением и соответственно без горячей воды.

Не помню уж писала ли, что эта квартира до революции принадлежала моему
прадеду, но потом их уплотняли и уплотняли и уплотнили до нашей шестнадцатиметровой комнаты, в которой и прошли детство и юность irin_v.

Узнала я об этом лет наверное в семнадцать и тогда поняла отцовскую ненависть к этому дому и маниакальное желание из него выбраться.

Эта потеря по сравнению с последовавшими потом трагедиями была возможно и не столь велика.

Так тогда жили все.

У меня была подружка, семья которой до революции владела одним из красивейших домов в стиле модерн на Старом Арбате.

Естественно семью домовладельца выселили, владельца посадили, а подружка моя к моменту нашего знакомства в первом классе, обитала в десятиметровой комнате в подвале.

Вот про ее бывший дом я знаю с детства и всегда улыбаюсь, когда иду мимо, вспоминаю его историю.

Мы много смеялись по этому поводу, бегая по Арбату, сама мысль о частном владении такой красотой очень забавляла советских подростков.

И еще одну замечательную историю из жизни семьи другой моей подружки я знаю с отрочества.

Ее дед или прадед, не помню, был управляющим на какой-то московской фабрике, топ-менеджером по-нашему.

Владелец фабрики предложил ему и еще одному топу:) сообразить на троих и арендовать сейф в банке.

Скинулись.

Когда банки были национализированы, их вызвали для описи хранившегося в ячейке.

По словам ее бабушки выглядело это так - сейф, торцом к нему стол, по одну сторону стола три дурехи, по другую красноармеец в пыльном:) шлеме, рядом с ним на стуле писарь.

Красноармеец вынимал из сейфа футляр или что уж он там вынимал и говорил писарю - кольцо, желтый метал красный камень, брошь белый металл зеленый камень и т.д.

Писарь записывал, бывшая владелица расписывалась.

Пока все это тянулось, жена третьего топа, маленькая, рыженькая и веснушчатая, за спинами дам запустила руку в сейф и выудила мешочек со своими драгоценностями.

Ей это грозило расстрелом, и потом, когда ей это со смехом поминали, она смущенно оправдывалась тем, что в тот момент ее дети голодали.

Спустя много лет она стала бабушкой моей подруги.

А драгоценности, как-то видимо пригодились.

Во всяком случае я точно знаю, что уцелевшее к нашему детству кольцо с четырехкаратником, которое иногда надевала моя подруга теперь в фундаменте дома в Сиэтле, дома, в котором живет ее сын.

Я рада, что эти истории дошли до меня и что узнала я их в юности.

Возможно они научили меня не крохоборствовать, не копить и не хранить, а главное не возлагать надежд на материальные ценности, будь то недвижимость, металлы разного цвета или камни разного размера.
Tags: Житейское, Семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments