Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

На крылечке

Если не учитывать ту немногочисленную прослойку моего поколения,

которая в девяностых ухватила Бога за бороду и один из представителей которой сегодня окончательно отпустил последний волосок этой бороды, мы, остальные, какое-то серенькое невнятное поколение.

Мы родились после войны в колыбели мощнейшей в мире идеологии, идеологии, которая не позволяла забыть ни один подвиг, ни одно свершение и идеологии, которая вымарывала негатив истории.

У нас за спиной были революция и война, в которой победили наши отцы и деды. Про побежденных дедов мы тогда не знали, о них нам не рассказывали даже в наших семьях.

Т.е. кумачевый позитив овевал наше детство, а негатив особо не просматривался.

Возможно поэтому мы получились малость расслабленными.

В отличие от предыдущих и последующих.

Расслабленными, но созерцательными.

Мы созерцали пионерские собрания, комсомольские собрания, а кому повезло и кто был пошустрее, тот созерцал и собрания партийные.

Днем мы сидели в своих лабораториях, а вечерами на своих кухнях, трепались, курили и пили что Бог послал, а Бог посылал разное:)

Даже войны нас миновали, к Афгану мы уже не подлежали призыву.

Жили без экстрима.

Это сегодня вальяжные олигархи дают интервью редко вспоминая свои детство и юность в питерских коммуналках, и в московских хрущевках.

А тогда вату застоя было не пробить даже чугунной головой и казалось, так будет всегда.

Но потом на наши нечугунные упала перестройка, придавив и притопив.

Вылезши, стряхнув с себя продукт вторичный и выплюнув болотную жижу, мы стали искать у себя скрытые доселе достоинства, потому как рассчитывать на помощь извне было наивно.

Были конечно и наивные, которые бегали по ммм и чарам, оставляя в них единственные квартиры, но они либо поумнели, либо сошли с круга.

А мы, среднестатистичекие, пробовали силы в самых различных направлениях и достаточно успешно.

Большинству из нас удалось адаптироваться в новой жизни, в новой, но в не очень длинной, долгожителей особо не наблюдается, а сошедших с жизненной карусели не счесть.

Но пока, сидя на крылечке и прикидывая, сколько мы повидали, выясняется, что повидали мы много.

Повидали стариков, родившихся в девятнадцатом веке и поездивших на телегах, в экипажах, а потом и на конке.

Мы видели молодых парней без ног на сбитых из дощечек тележках с четырьмя подшипниками.

Людей, вернувшихся из лагерей.

Героев войны и героев труда.

Затапливающие города демонстрации с искренне ликующим народом.

Поездили в командировки по всей стране и погордились своей промышленностью.

Приличную часть жизни пожили в рыночной экономике, увидели свободу.

И вот теперь на крылечке на развилке.

Кто предрекает войны, кто пугает левым поворотом (модная сейчас пугалка или пукалка), кто что пророчит.

Пророчить не умею, поэтому мне просто видится затухание активности на всех фронтах и во всех областях.

Затухание, как плата за непрофессионализм, неловкое экспериментаторство, шапкозакидательство вместо стратегии.

И на мой взгляд вроде как получается, что жизнь моего поколения относительно ровная началась на плечах наших отвоевавших и выживших отцов, а заканчивается в созерцании спуска с горы, плавного, но спуска.

И протяженность этого спуска и его виражи зависят только от наших детей.

От того, смогут ли они, как их малохольные родители в перестройку проснуться, сгруппироваться и принять на себя скрипящий плот с отлетающими щепками или не смогут.
Tags: ЖЖенская логика, раз-думья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 72 comments