Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

:)

Даже самые близкие умеют ошеломить.

Рассказываю любимой подруге,

глубокому гуманитарию, стою, говорю на остановке и как всегда с веселым удивлением смотрю на отцовскую машину.

Надо же, с сорок седьмого года гребет.

На что подруга мне отвечает, слушай, а может быть не он ее придумал, может быть ее украли у кого-нибудь?

Ну да, украли, у меня есть фотография, он возле этой машины на полигоне, испытания, 1947 год.

Через два года она вышла на космодромы, а в середине пятидесятых на улицы Москвы.

Помню себя маленькую на Советской площади, зачарованно глядящую на эти загребущие руки.

Я уже писала, там второй был вариант, роторный, он не пошел, с кинематикой не справились.

Но я собственно о другом, о том, что в подсознании нашей интеллигенции, даже лучших ее представителей сидит твердая уверенность в том, что ничего кроме песен и плясок мы создать не можем.

Что живая конструкторская мысль у нас не живет.

Ансамбль Моисеева и Кирилл Серебренников наше все, остальное сперли у умного Запада.

Кстати, действительно сильно отставали от Запада, я же все-таки хоть и с неоконченным высшим техническим, но на факультете дорожных машин отучилась три года, отставали.

Но были умы и у нас.

Например с отцом работал Коган, начальником отдела башенных кранов, пардон, но это так называлось.

Уехал в Израиль в конце шестидесятых.

Все говорили, куда, куда, Одиссея понесло, пропадет он там.

Не пропал, отголоски доносились.

Перекупили его сначала французы, потом американцы.

Миллионером стал.

А наши краны пошли по миру:)
Tags: Житейское, Семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments