Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Продолжение

- Ну, заграницей (студент, задавший вопрос)
А у заграницы тоже не хватает денег особо. То есть не где, действительно негде. Я вам показывал, сколько стоит…ставки, которые я вам показывал, это ставки между банками. Что это за банки. Это на самом деле очень большие банки: Citibank, Goldman Sachs, Morgan Stanley. Они берут деньги вот как раз не по 0.5 % друг у друга, а под 2, 3, 4 %. Это означает, что они закладывают на три месяца вероятность в 1.5, 2, 2.5 % того, что например Citibank не сможет расплатиться по своим долгам. Это представить себе очень трудно. Но я вам скажу, что и Lehman Brothers был большим банком со столетней историей. Вот и ничего, больше нет такого банка. И то, что сегодня такие банки как Goldman Sachs и Morgan Stanley стоят в пять раз дешевле, чем год назад, это тоже, тоже очень интересно.

10. Чувствуете ли вы свою вину, как экономист, за нынешний кризис?

Значит, как экономист, сообщаю вам. Как экономист я долго боролся и в публичной сфере и в коридорах правительства за то, чтоб Россия накапливала резервы. И в этом смысле я считаю, что я много сделал для того, чтобы сегодня не было 98-го года. Больше всех естественно Алексей Леонидович Кудрин и Владимир Владимирович Путин, который не дал его уволить. Если вы сегодня проведете референдум в России, то Кудрин, наверное, проиграет со счетом 95 к 5. Если вы проведете голосование во фракции “Единая Россия”, в пророссийском парламенте, будет 100 к 0. Вот, и, тем не менее, Кудрин остается министром финансов, и даже его заместителя выпустили из тюрьмы (смех в зале). И на самом деле это очень серьезная вещь. Представьте себе, что сейчас не было бы никакого резервного фонда, а все деньги были бы потрачены на строительство дороги Чита-Хабаровск или моста через остров Русский. Вот, то есть рейтинга бы не было никакого у России. И вот про рубль тоже сложно было бы.… И действительно, кроме этого, кроме Сбербанка и может быть еще двух банков.…Уже бы не было никаких других банков. То есть реально вот уровень проблем достаточно большой. Значит, что касается как экономиста в целом. Экономисты, как правило, выступают за дерегулирование. И в этом смысле экономисты несут часть вины за то, что регулирование финансовых рынков, в том числе в Америке, было слишком слабым.
-Ну, то есть на самотек, понадеялись на саморегулирование…
Ну, нельзя сказать, что это совсем на самотек.…Например, в Америке нельзя делать такие вещи, которые можно делать в России. Если вы будете заниматься инсайдерской торговлей, даже при сегодняшнем уровне регулирования, вы будете сидеть в тюрьме. И многие очень богатые известные люди сидят в тюрьме. Есть такая, например, телеведущая Марта Стюарт. Ее посадили в тюрьму за совсем небольшую по российским меркам сумму 60000 долларов. Вот, знаете там, есть российские чиновники, которые заполняют декларацию, у них там 60000 долларов лежат на депозите банковском, и часы у них стоят 60000 долларов. То есть такая, сакральная сумма. Вот, а Марта Стюарт за нее.…То есть мелочь, да. А ее посадили в тюрьму. Вот. И…
- Ну, то есть вина экономистов в том, что понадеялись на саморегулирование
Нет. Недостаточно.…Значит, я вам скажу. Что такое регулирование. Самое важное регулирование это “disclosure”, это прозрачность. Вот то, что сейчас происходит, рейтинговые агентства, плохо оценивают риски - это ужасно, инвестиционные банки прячут активы за баланс, и это…то есть вы, когда покупаете эти активы, вы на самом деле не знаете, что вы покупаете. Им нужно сделать так, чтобы активы существовали. Нет ничего страшного в sub-prime mortgage, но вы должны знать, что вы покупаете. Хотите купить такой актив, ну покупайте, пожалуйста, но очень важно, чтобы вы хорошо представляли, что именно вы покупаете. Тогда и цена будет соответствующая. Таких ставок, которые я вам показывал не должно быть на самом деле на sub-prime mortgage просто не должно быть. Они должны быть гораздо выше, премия за риск должна быть гораздо выше. И то, что она была достаточно низкой связано с тем, что, как я уже сказал, было стадное поведение, деньги текли рекой. И под это дело можно продать любой, даже самый плохой актив. Ну и я вам говорил, как инвесторам, когда вы что-то покупаете, помните, с другой стороны кто-то продает, и подумаете, знаете ли вы больше об этом активе, чем он или нет. Если знаете меньше наверное не надо покупать.
11. Что вы посоветуете делать нам обывателям, простым людям, а что стране?
Ну, вы не обыватель, вы студент?
- Я студент, я еще работаю.
Хорошо. Значит, рынок труда сильно изменится за ближайший год. Расскажу, в какую сторону изменится. Например, инвестиционные банки будут не нанимать, а сокращать (смех в зале). Вот в такую сторону. На самом деле для новых выпускников зарплаты резко упадут. Для людей с хорошим образованием работа всегда найдется, но таких зарплат не будет в ближайший год. Значит, есть очень важный продукт, это counter cyclical, то есть контрцикличный продукт, который во время рецессии хорошо продается. Этот продукт называется образование. Вот, на самом деле, сейчас все инвестиционные банкиры, которых выгнали, пойдут учиться. И на самом деле, человек, который управляет endowment’ом российской экономической школы, которому не дали соответственно развернуться во всю свою ширь и сказали, чтобы он управлял консервативно и пассивно, он позвонил и сказал “дайте мне, пожалуйста, учебник по макроэкономике”.
- В инвестбанки идти? (из зала)
Нет, ну если вас возьмут, вам надо устраиваться.

11*. Какие отрасли планируют расти?

Вы знаете, вот нет хорошего ответа на этот вопрос. С какой отраслью вы не поговорите, никто не планирует расти в следующем году. Есть одна отрасль, которая будет. Вот, например, вам повезло, и вы год назад купили 1000 га и посадили туда картошку. Это отличный бизнес. Или производство алкоголя, это отличный бизнес. Производство продуктов питания, если вы это не делали на короткие кредиты, это отличный бизнес. Телекоммуникационные услуги, скорее всего не упадут. Опять же зависит это от того, перекредитованы они или нет. Скорее всего, не упадут. Наверное, производство совсем дорогих товаров останется, но производство дорогих таких товаров как для upper middle class, каких-то относительно дорогих автомобилей, оно как раз, мне кажется, сократится и сократится очень сильно. Вот, уже начинают приходить письма от дилеров Мерседес, которые говорят, что скидка на Мерседесы в 1.5 раза…. Поэтому, опять таки, я вам как ректор Российской Экономической Школы со всей ответственностью заявляю, приходите к нам учиться. На самом деле. Я вот в этой аудитории часто выступаю, я, наверное, здесь провел, как называется, лучшие годы моей жизни. Сидел вот за этими самыми местами. Правда другие здесь были столы и скамейки, но я вот помню, мне никто не пришел и не рассказал, идите учиться в Российскую Экономическую Школу. И на самом деле, я об этом очень жалею. Никто не пришел и не сказал мне. Вы знаете, вот если вы будете учиться в РЭШ, то у вас будет совершенно другая жизнь. Так было, но этого не произошло. И вот для того, чтобы с вами такого не случилось, я сюда приезжаю достаточно часто и пытаюсь физтехам рассказать, давайте поступайте, учитесь. Здесь некоторые документы, которые рассказывают, как это сделать, но в принципе все есть и на web-сайте.

12. А какие перспективы у выпускников? Сейчас вот?

Этим летом тяжелые перспективы. Но, на самом деле, вот как я сейчас здесь выступаю, а на этой неделе инвестиционные банки продолжают приходить в РЭШ. И говорить: “Идите к нам работать. Вы не получите бонус в следующем году, но мы вас будем нанимать”. Дело в том, что понимаете, инвестиционные банки сокращают людей с опытом работы, которые зарабатывают примерно как 10 вновь нанятых людей. Поэтому, в принципе, не известно, что будет летом. Но летом через одно лето уже будет хороший рынок труда. Потому что Россия по-прежнему, как я уже говорил, имеет не развитую финансовую систему. При всем том росте, котором мы наблюдали раньше, есть еще огромный потенциал роста. И он, кончено, будет реализован, и кому-то нужно делать все эти финансовые сложности. Опять же, если хотите стать ученым, вот в РЭШ в 98-м году все, выпускники, пошли работать в бизнес, все было замечательно летом 98-го года. В июле был выпускной вечер, пошли потом работать. А в следующем году все уехали в Америку на PhD-программы. И в том числе те, кто пошел работать в июле 98-го года, в сентябре были уволены, поступили в PhD-программу и уехали. Вот и в полнее возможно сейчас это тоже изменится, потому что это вообще очень хорошая работа, работа ученого-экономиста. Это не то что сказать легкая работа, но интересная, высокооплачиваемая.

13. Как отразился кризис на РЭШ?

Ну, вот знаете, если бы вы были выпускником Гарварда или Стэнфорда, вы бы получили на этой неделе письмо. Значит, как устроено “письмо счастья” (иронически произносит) от президента Гарварда или Стэнфорда. Там на писано так: “Уважаемые коллеги, вся мировая экономика в кризисе. И не смотря на наш замечательный endowment…” А вот год назад проблемы в Гарварде были примерно такие: “ведь endowment у нас такой большой, что можем отменить всю плату за обучение”. И вообще больше ничего не делать и все равно мы не будем понимать, куда нам тратить деньги. Но ведь преимущество управляющих endowment’ов в том, что они говорят, это не последний год жизни Гарварда, тяжелые времена впереди. Давайте не будем тратить все деньги. И вот действительно в этом году президенты всех ВУЗов пишут письма выпускникам и говорят: “Вы знаете, не бойтесь, у нас все будет нормально, мы затянем пояса, спортивный зал строить не будем, и к счастью, в прошлый год мы собрали достаточно денег, чтобы пройти кризис так или иначе” И в принципе, так или иначе в РЭШ дела обстоят примерно также. В РЭШ, конечно, дела обстоят хуже, чем в государственных банках или государственных ВУЗах, потому что государственное финансирование никуда не девается, но гораздо лучше, чем в инвестиционных банках, коммерческих банках. И проблема сейчас вот в чем, я вам скажу. Например, у нас есть две программы. На одну я агитирую вас поступать “магистр экономики” - программа для людей с первым высшим образованием, бакалаврской степенью - full time программа. И нас есть друга программа - “магистр финансов”, на которую мы нанимаем людей с опытом работы, которые сейчас работают. И к сожалению, набор на нее заканчивается завтра, а люди до конца еще не осознали, что рынок труда меняется. Вот поэтому вот этот набор может у нас быть достаточно тяжелым. Хотя, я думаю, что минимальное количество людей мы уже набрали. Вот, если бы этот набор был через три месяца, проблем бы не было ни каких. Вот, то есть люди придут, придут учиться и будут готовы заниматься этим очень быстро. Поэтому все, в принципе, относительно не плохо. Мы продолжаем нанимать профессоров. Мы реально в прошлом году наняли 5 профессоров на международном рынке труда, в этом году будем продолжать нанимать. И я думаю, все идет более или менее нормально.

11**. Какие меры стоит принять для стимуляции экономического роста?

А вот я сказал. Надо как можно больше денег бросить в экономику. Надо временно снизить налоги. Надо, как ни странно, осуществлять инвестиционные программы, и что еще можно сделать. Есть антикризисный план правительства. Вот то, чего не надо делать – акции не надо покупать на открытом рынке. Не надо бояться дефицита бюджета. Вот это тоже важно.

12*. Скажите, пожалуйста, что вы посоветуете тем людям, которые еще полгода назад жили за счет тех акций, которые им принадлежали?

Это кто? (Гуриев)
- Ну, допустим, люди сорока лет, которые купили акции в 90-ые годы и жили заграницей.
Надо искать другой источник дохода. Можно продать акции, временно. То есть в принципе, понимаете, в долгосрочной перспективе достаточно широкий портфель акций приносит достаточно много денег. Но время от времени эти деньги кончаются. И соответственно в этот момент акции надо продавать. Жить не на дивиденды, а именно на продаже от акций и ждать дальше. Вот, но иногда рынок остается в плохом состоянии дольше, чем у вас есть денег, как говорил Кейнс. Поэтому все бывает. И поэтому я говорил про образование, потому что это такая вещь, которая постоянна. Вот вы на Физтех пришли, всегда сможете, ну не знаю, уравнение Шредингера записать, вот в независимости от того, сколько стоят индексы Standard & Poor’s. И это очень полезное качество.

14. Куда делись деньги, которые раньше выдавались в качестве кредита?

Есть две версии этого вопроса. Значит, одна версия это куда делась капитализация рынка. Капитализация американского рынка была 60 трлн. долларов, сейчас – 40 трлн. Кто украл 20 трлн.? Это большая сумма. Это 1.5 американского ВВП. Но ответ такой, эти деньги всегда существовали как ожидание будущих прибылей. Сейчас эти ожидания сократились. Может быть, они потом вырастут, может быть нет. Куда делись те деньги, за счет которых выдавались кредиты. Опять же, в учебнике экономики за первый курс написано, что банки умеют генерировать деньги, они берут у вас депозит и оставляют небольшую часть у себя как резерв, а остальное выдают как кредит. И главный бизнес в том, что они собирают много маленьких и краткосрочных депозитов и трансформируют их в большие длинные кредиты. Соответственно, как только все вкладчики прибегут, у банка кроме резерва ничего не останется. Так вот раньше казалось, что можно держать небольшой резерв. А теперь, кажется, что нужно держать большой резерв, потому что есть большой риск, что кредит не вернут, и есть большой риск, что вкладчики прибегут. Вот, и если раньше, полгода назад казалось, что leverage, отношение, грубо говоря, выданных кредитов к собственным средствам может быть 30, 35 как у Lehman Brothers, то теперь кажется, что вот 15-10 это более разумная сумма. Это означает, что кредитов будет в два раза меньше.
Попытаемся дать свою версию ответа на этот вопрос, тем более, что он представляет определенный методологический интерес. Во-первых, что касается падения капитализации фондового рынка, то здесь никаких пропавших денег нет. Изменение капитализации отражает переоценку стоимости акций, котирующихся на этом рынке, если эта переоценка происходит, то это не значит, что пропадают деньги. Кстати, здесь Гуриев допускает небольшую неточность: $60 трлн - капитализация не рынка США, а фондового рынка всего мира. Капитализация фондового рынка США в лучшие времена едва превышала 20 триллионов долларов.

Оценка WFE капитализации американских и мировых бирж
Что касается вопроса о том, куда делись деньги, выданные в кредиты, то не знаем какие мотивы привели человека к тому, что бы его задать, но сразу отметем все предположения о том что деньги, выданные на ипотечные кредиты оказались в руках «мировой закулисы» или даже просто обыкновенных мошенников. Мошенников в Соединенных Штатах как и в любой другой стране - преизрядное количество, но вряд ли американская правоохранительная система способна в данный момент допустить массовое мошенничество на триллион долларов. Поэтому если мошенничества все-таки не было, то все гораздо проще: получатель кредита перечислил деньги риэлтеру, тот - строительной компании, та - производителям стройматериалов и рабочим, рабочие частью эти деньги проели, а могли и положить на депозиты в банк…
Стоп! А банк с этими деньгами что делает? Так он снова выдает их в виде кредита и т.д. Но, кроме того, и риэлтер, и строительная компания держат полученные деньги где?
Конечно же, в банке, это вам не Россия. А банк и эти деньги может выдать в виде кредита - и понеслась. Этот процесс называется кредитной мультипликацией, и ограничиваются его возможности только нормативными требованиями государственных регулирующих органов, которые в США, безусловно, соблюдаются банками, но представляют им, тем не менее, практически безграничную свободу кредитного творчества.
Каков же результат в данном конкретном случае? Результат в данном случае таков, что те деньги, которые банки столь недавно весело выдавали в виде кредитов, сейчас печально лежат на депозитах и расчетных счетах в тех же самых, вообще говоря, банках. Почему печально? Да потому что вкладчики могут всегда потребовать от банков эти деньги выдать, перечислить, купить на них ценные бумаги и вот тут-то… Вот тут - то банку придется вспомнить, что значительная часть активов у него перекочевала со счета «кредиты первоклассные» на счета «кредиты плохонькие», «кредиты дерьмовые», а то и «пр…бы безвозвратные». То есть, писать пропало и вставать с протянутой рукой в очередь к Федеральной резервной системе.
Есть в мире вещи, которые гораздо легче создать, чем потом уничтожить, и деньги - одна из них. Зачастую уничтожение денег происходит только вместе с тем или иным банком.
Проясним еще кратко ситуацию с резервами американских банков. Суммарные резервы американских банков, которые они могут создать из собственных средств, в декабре 2007 года впервые за все время существования Федеральной Резервной Системы стали отрицательными. За время, прошедшее с тех пор, они становились, как бы сказать… все более отрицательными. На сегодняшний день они составляют где-то минус $300 млрд. Дырка эта с лихвой закрыта кредитами ФРС, в сумме $600 млрд - видимо под дырки будущих периодов. Подчеркнем, мы говорим о суммарных резервах, отрицательность их совсем не означает, что где-то среди американских банков нет исключений с положительными резервами.


15. С какой целью ЦБ поднял ставку рефинансирования?

С какой целью Центробанк поднял ставку рефинансирования - не знаю. Мне кажется это ошибка. Это якобы борьба с инфляцией. Но это не поможет.

14*. Как устроен механизм обесценивания акций?

Сейчас всем нужны деньги, акции никому не нужны. То есть то, о чем я говорил. Раньше казалось, опять же это не только ликвидность, это и коэффициент дисконтирования, это вообще процентные ставки. Раньше казалось, что этот поток прибыли стоит вот столько. Например, вот этот поток арендных ставок раньше приводил к тому, что квартира должна стоить вот столько. А теперь стоимость сегодняшних денег стала гораздо дороже. Процентные ставки выросли и поэтому вот такой поток дохода должен стоить, к сожалению, гораздо меньше. Вот собственно и весь ответ на ваш вопрос. Вот, например, в Сбербанке мы приняли стратегию на 5 лет вперед. И она не то чтобы публична, в газете “Коммерсант” о ней как бы было написано, вы там можете прочитать, поэтому секрет не открою. Значит, там было написано, что через 5 лет в Сбербанке будет вот такая прибыль, мы войдем в 10-ку крупнейших банков. Значит, летом там было написано, вот такая прибыль и еще вот такая капитализация, 250 млрд. долларов. И сейчас там написано, что вот такая прибыль, про капитализацию не будем говорить. Потому что никто не знает, что означает вот такой поток прибыли с точки зрения капитализации, потому что пока есть кризис оценка будущих доходов в терминах сегодняшних денег это вещь крайне не благодарная.

14**. По поводу акций продолжаю вопрос. Если стоимость акций упала, то соответственно наступит момент, может быть в конце кризиса или в какой-то долгосрочный период, к примеру, два года, когда акции вырастут, нет?

Нет. Понимаете, я бы сказал, что вырастут, но свои деньги на это я бы не поставил. Это то, что называется stochastic trend, я не знаю, вам, возможно, не рассказывают в математике, в экономике это достаточно часто рассказывают. В среднем акции растут достаточно быстро, но они все время растут от текущего уровня. Текущий уровень всегда справедлив, понимаете, это то, что рынок думает, что он должен быть такой. И в этом смысле акции выглядят дешевыми. Но это уровень 2003 года, позавчера это был уровень 2004 года, месяц назад 2006-го. Вот. Мы жили, в принципе, в 2004 году и считали эти акции справедливо оцененными. Почему нет. С тех пор экономика выросла не в 2 раза и не в 3 раза, как вызнаете, а на 7 % в год три года подряд, получается примерно 23 %. Поэтому, почему акции должный стоить в три раза дороже, чем они стоят сейчас, совершенно не понятно. Вам кажется, как же компания Сургутнефтегаз может стоить меньше, чем кэш на ее счетах? Ответ: а кто знает, кто владелец Сургутнефтегаз. Вот если почитаете газеты, там написано, что им владеют какие-то пенсионные фонды.… Как эти пенсионные фонды будут относиться к владельцам миноритарных пакетов совершенно не понятно. Вот, например, был такой иностранный инвестор и есть, но живет теперь в Лондоне, Билл Браудер, он уверяет, что он не знает до сих пор, какая из компаний на него обиделась. Но одна из четырех версий это как раз Сургутнефтегаз. И у него была такая стратегия, это очень поучительная стратегия, казалось бы, она не может проиграть, и она ему приносила большие доходы. Он смотрел на российские акции, они стоят дешево, такое впечатление, читал он отчеты, что рынок думает, что менеджмент украдет 98 % актива. Но это же не может быть правдой, ну, 90 украдет, ну 98 не украдет, а разница между 2 % и 10 %…это пятикратный рост. Вот, и соответственно он покупал эти акции, потом обнаруживал, что менеджмент действительно плохо относится к акционерам. Тогда он делал следующее. Это было заранее продуманно, он ожидал этого. Он подавал в суд на менеджмент и говорил по российским законам с акционерами нельзя так обращаться. И действительно нельзя. Но суды он все проигрывал. И это он ожидал, он понимал, что суды он выиграть не может. Вот то, в чем была его инновация в том, что он с этим решением суда звонил корреспондентам “Financial Times”, “Wall Street Journal” и устраивал скандал. Вот, соответственно эти газеты писали про этот скандал, потом менеджменту становилось совестно, менеджмент начинал обращаться с ним чуть лучше. И на этом он заработал очень много денег. Но какой-то менеджмент сделал ассиметричный ответ и ему отказали в визе, из соображений национальной безопасности. И вот уже два года он живет в Лондоне. А потом, когда он уже жил в Лондоне, пришли налоговые инспекторы и закрыли его офис. А потом еще какие-то странные компании отобрали его компании в России. И более того, самое интересное, эти странные компании потребовали от государства возместить налоги на имя этих компаний, которые они отобрали. Вот, якобы, это даже произошло, но это не совсем точно, там еще идет судебный процесс. Ну, то есть все бывает, поэтому не понятно, почему акции должны стоить очень дорого. Все бывает. Там, год назад кто бы мог себе представить, что Lehman Brothers обанкротиться и будет стоить null. Кто мог бы себе представить, что акции ведущей страховой компании AIG буду стоить в десять раз меньше. Вообще не возможно представить.

16. Что будет с нашими компаниями, которые имеют долги в иностранных банках?

У российских компаний и банков есть примерно 450, по-моему, млрд. долларов внешних долгов, из которых 50 надо погасить в этом году, еще 100 или 150 в следующем, а остальное потом. Значит, что сказал Владимир Путин, председатель наблюдательного совета госкорпорации Внешэкономбанка. Он сказал: “Из резервов мы дадим этим компаниям деньги для того, чтобы они рефинансировали свои долги перед западом. Мы, государство российское, заместим собой иностранные банки” К сожалению, как я вам сказал, резервов может хватить на то, чтобы поддержать рубль на любом курсе. Но если профинансировать 450 млрд. долларов, то вообще не хватит. К счастью не надо рефинансировать все 450 млрд. долларов, достаточно прорефинансировать 150, с тем, чтобы хватило до конца следующего года, а тут уже к счастью или, к сожалению, американская экономика начнет уходить из рецессии и так далее. Вот, на самом деле, нет ничего страшного в том, чтоб некоторые из этих компаний обанкротились. Ну, то есть бывает банкротство. Вот вы, мы здесь с вами сидим, а десятки компаний, достаточно крупных компаний по всей России объявляют либо технический дефолт, либо настоящий дефолт по своим облигациям. Да, такое бывает, компании меняют собственников, уже целый ряд банков поменял собственников за последние месяцы. Нет, в этом нет ничего катастрофического. Конечно, государство не даст обанкротиться Сбербанку, Роснефти и Газпрому. И эти долги государство будет рефинансировать до конца. Вот, но есть много других компаний и некоторые из них государство будет считать стратегическими и спасать, а некоторые не известно.

17. Вы сказали, что в этом году в связи с финансовым кризисом [в РЭШ] не очень хорошие дела…

Но я не имел это в виду. Я имел в виду противоположное. Все нормально (смех в зале). То есть в отличие от инвестиционных банков мы продолжаем нанимать профессоров и набирать студентов.
Продолжение вопроса: о грантах и оплате в условиях кризиса.
В следующем году будет повышена оплата за обучение…. То есть доля грантов в бюджете РЭШ немного вырастет.
Продолжение: по поводу бесплатного обучения.
Есть сотни людей, которые учились в РЭШ бесплатно. Ну, как, в общем, а почему нет.
- В связи с кризисом будут ли выдавать банки кредиты (на образование в РЭШ)?
Ну, конечно, конечно. Да, ответ – да. То есть, понимаете, мы все-таки не инвестиционный банк. И в этом смысле.… И мы действительно в контрцикличном бизнесе, т.е. действительно ценность образования растет во время рецессии, у людей освобождается время (смех в зале). Они понимают, наконец, можно поучиться

18. Вопрос о продаже нефти за рубли.

В принципе, в этом нет ничего сверхъестественного. Вы знаете, Белоруссия будет покупать нефть за рубли в обмен на 2 млрд. долларов стабилизационных кредитов. В принципе в этом нет ничего нереалистичного. Это не приведет к большому росту авторитета рубля. То есть речь идет вот о чем. Вот вы когда в заграничную командировку, вы покупаете доллары в обменном пункте и платите за отель долларами. Та же самая история. Нет, в этом нет ничего такого сверхъестественного. Это не означает, что вы в повседневной жизни используете доллар, вы используете доллары в каких-то определенных транзакциях. Вот и все. Вот это немного увеличит спрос на рубли. Но чтобы рубль стал по-настоящему резервной валютой нужно: снизить инфляцию и нужно отпустить курс рубля в свободное плавание. Почему? Что такое спрос на рубли, кому нужны рубли. Рубль это очень хороший hedge, это очень хорошая страховка от цен на нефть, рубль привязан к ценам нефть. Допустим, я - центральный банк, который хочет, чтобы моя валюта была защищена от колебаний цен на нефть. Что я буду делать? Рынок фьючерсов на нефть очень не ликвидный, очень тонкий. Поэтому, есть долгосрочный hedge против цен на нефть – это рубль. Проблема в том, что рубль пока имеет большую инфляцию. То есть, вы держите рубль, вроде от цен на нефть застраховались, а инфляция его ест все равно. Вот, и вторая страховка, вторая проблема это то, что его регулирует центральный банк, который в свою очередь зависит от политического руководства России. Один премьер-министр – такая политика, другой премьер-министр – другая политика. В общем, это не то, что инвесторам нравится. А вот если это будет свободный, рынком определяемы курс валюты без инфляции или точнее с такой же инфляцией, как доллар или евро, это будет очень хорошая резервная валюта, и многие банки будут ее держать именно как резервную валюту.

16*. Стабфонд сейчас в большей степени вложен в Fannie Mae и Freddy Mac, которые, по сути, не ликвидные. Поможет ли нам при этом стабфонд? В Корее, Индии и Японии были значительные резервы, которые им не помогли.

Ну, надо сказать, что всегда надо задавать вопрос про “каунтерфекчн”, что было бы в Японии, если б не резервы. И вот моя точка зрения, которой придерживается, надо сказать, сейчас вся исполнительная власть России, именно поэтому выпустили господина Сторчака на волю, в том, что если бы не было резервов, то было бы все гораздо хуже. Сейчас плохо, но было все бы гораздо хуже. Вот, и тоже самое и в Корее и в Японии. Ведь у корейцев же не было резервов. Что касается стабфонда. Стабфонд вложен в облигации Fannie Mae и Freddy Mac. И эти облигации продолжают приносить, наверное, я не помню точно сколько, там, 2 % в год или 3 % в год. Это очень мало. Но это гораздо больше чем акции. Многие стабилизационные фонды, многие суверенные фонды вложили деньги в американские финансовые институты. В начале 2008 года арабы, норвежцы вложили деньги в акции Morgan Stanley, Citibank, они уже потеряли 50%. И в этом смысле нам повезло. То есть, если год назад меня бы спросили, как инвестировать стабфонд, я б сказал: те деньги, которые на черный день, надо держать в облигациях, а те деньги, которые на ликвидацию пенсионной системы через 15 лет, надо вложить в акции. И, наверное, в долгосрочной перспективе я был бы прав, но сейчас, очевидно, что я не прав. Да, сейчас очевидно, что покупать суверенные, квазисуверенные облигации, такие как Fannie Mae и Freddy Mac, это абсолютно правильное решение. И когда было собственно банкротство внешнего управления в этих корпорациях, Минфин США прогарантировал все облигации, и дефолта и банкротства перед кредиторами не было. И, очевидно, что министр Полсон позвонил и в Китай и в Россию, сказал: “не переживайте, с вашими деньгами ничего не случится”.

16**. Почему когда все мировые Центробанки снижают ставки, ЦБ (наш) повышает?

Ответ – не знаю. Не понятно. Не понятно.

http://www.nix.ru/computer_hardware_news/hardware_news_viewer.html?id=153741
Tags: Экономическое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments