Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Categories:

Жизнь течет, но ритм не меняется, казалось бы другой век...

Баранская Н
Неделя как неделя
М.1968

"..Опять автобус, и опять перегруженный, потом метро, месиво пересадки на "Белорусской". И опять надо спешить, спешить, опаздывать нельзя: мои возвращаются к семи.
Я еду в метро с комфортом - стою в углу возле закрытой двери. Стою и зеваю. Зеваю так, что парень рядом не выдерживает:
- Девушка, интересно, что вы делали сегодня ночью?
- Детей баюкала,-отвечаю я, чтобы отстал.Я зеваю и вспоминаю сегодняшнее утро. Утро понедельника. Еще ночь, темно, все спят - телефон. Звонит долго - междугородный. Никто не подходит. Я тоже не хочу вставать. Нет, это звонят у двери. Телеграмма? Может, от тети Веры - вдруг приезжает? Я лечу в переднюю. Телеграмма лежит на полу, уже распечатанная, но в ней нет ни одного слова, только дырочки, как на перфокарте. Я плавно пролетаю над немой телеграммой и поворачиваю обратно, чтобы вернуться в постель... Только теперь до меня доходит, что звонит будильник, и я , говорю ему: "Застрелись ты". Он сразу же замолкает. Становится тихо-тихо. Темно. Темно и тихо. Тихая темнота. Темная тихота...
Но я вскакиваю, быстро одеваюсь, все крючки на поясе попадают в свои петли, и - о чудо!-даже оторванный пришит. Я бегу на кухню -ставить чайник и воду для макарон, И опять чудо: конфорки пылают, вода в кастрюле бурлит, чайник уже шумит. Он посвистывает, как птица, - фюить-фу, фюить-фу. И вдруг я понимаю: свистит не чайник, а мой нос. Но я не могу проснуться. Тут меня начинает потряхивать Дима, я чувствую его ладонь на спине, он покачивает меня и говорит;
- Олька, Олька, да Оля, проснись же наконец, опять будешь бежать как сумасшедшая.
Тут я действительно встаю: одеваюсь медленно, крючки на поясе попадают не в те петли, а один оторван.
Иду на кухню, зацепляюсь за резиновый коврик в передней и чуть не падаю.
Нет газа, спичка гаснет, обжигая мне пальцы. А! Я забыла повернуть ключ. Наконец я в ванной. Умывшись, я погружаю лицо в теплое мохнатое полотенце, вроде бы засыпаю еще на полсекунды и просыпаюсь со словами: "Да провались оно все!"

Но это чепуха. Нечему проваливаться - все хорошо, все прекрасно. Мы получили квартиру в новом доме, Котька и Гулька чудесные ребята, мы c Димой любим друг друга, у меня интересная работа. Проваливаться совершенно нечему, незачем, некуда. Чепуха!

Вторник.

Сегодня я встаю нормально - в десять минут седьмого я уже готова, только не причесана. Я чищу картошку-заготовка к ужину,-помешиваю кашу, варю кофе, подогреваю молоко, бужу Диму, иду поднимать ребят. Зажигаю в детской свет, говорю громко: "С добрым утром, мои лапушки!"-но они спят. Похлопываю Котьку, тормошу Гульку, потом стаскиваю с обоих одеяла-"подъем!". Котя становится на колени, зарывается лицом в подушку; Гульку я беру на руки, она отбивается от меня ногами и орет. Я зову Диму - помогать, но он бреется. Оставляю Котьку в покое, натягиваю на обмякшую Гульку рубашонку, колготки, платьице, а она скользит с моих колен на пол. В кухне что-то шипит - ой, я забыла выключить молоко! Сажаю Гульку на пол, бегу в кухню.

- Эх ты! - говорит мне свежевыбритый красивый Дима, выходя из ванной.

Мне некогда, я молчу. Брошенная Гулька заводится с новой силой. От ее крика наконец просыпается Котя. Я даю Гульке ее ботинки, она успокаивается и начинает; покряхтывая и сопя, крутить их возле толстых ножек. Котя одевается сам, но так медленно, что невозможно ждать. Я помогаю ему и тут же причесываюсь. Дима накрывает к завтраку. Он не может найти колбасу в холодильнике и зовет меня. Пока я бегаю к Диме, Гулька утаскивает и прячет мою гребенку. Искать некогда. Я закалываю полурасчесанные волосы, кое-как умываю детей, и мы садимся за стол. Ребята пьют молоко с булкой, Дима ест, а я не могу, выпиваю только чашку кофе.

Уже без десяти семь, а Дима все еще ест. Пора одевать детей, быстро, обоих сразу, чтоб не вспотели, -Дай же мне выпить кофе" - ворчит Дима,

Я сажаю ребят на диван, приволакиваю весь ворох одежек и работаю за двоих: носки и носки, одни рейтузы, другие рейтузы, джемпер и кофта, косынка и другая, варежки и...

- Дима, где Котькины варежки?

Дима отвечает: "Почем я знаю", но бросается искать и находит их в неположенном месте - в ванной. Сам туда и сунул вчера. Вколачиваю две пары ног в валенки, напяливаю шапки на мотающиеся головенки, спешу и кричу на ребят, как кричат, запрягая лошадей,-"стой же, стой, тебе говорят!". Тут подключается Дима - надевает им шубки, подвязывает кашне и пояса. Я одеваюсь, один сапог не лезет, ага, вот она, моя гребенка!

Наконец мы выходим. Последние слова друг другу: "Заперла двери?" - "Деньги у тебя есть?" - "Не беги как сумасшедшая",-"Ладно, не опоздай за ребятами" (это я кричу уже снизу) - и мы расстаемся.

Пять минут восьмого, и, конечно, я бегу. Издали, со своей горки, я вижу, как быстро растет очередь на автобус, и лечу, взмахивая руками, чтоб не упасть на скользкой тропке. Автобусы подходят полные, сядут человек пять из очереди, потом кинутся несколько смельчаков из хвоста, кто-то везучий успевает ухватиться за поручень, автобус пыхнет, взревет и тронется, а из дверец еще долго торчит нога, пола или портфель.

Сегодня я среди смельчаков. Вспомнила студенческие годы, когда я была бегунья, прыгунья Оля-алле-гоп. Раскатываюсь по льду, прыгаю и хватаюсь и очень хочу, чтобы еще ухватился кто-нибудь сильный и втиснул меня внутрь. Так и получается. Когда мы утрясаемся немного, мне удается вытащить из сумки "Юность". Читаю давно всеми прочитанную повесть. Читаю даже на эскалаторе и кончаю последнюю страничку на автобусной остановке у Донского.
Полностью повесть
http://www.a-z.ru/women/texts/baranr.htm
Tags: Литература, книжки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments