March 21st, 2010

Мимоза

Герой

Все зависит от человека, должность не всегда клеймо, должность иногда и возможность служения.


 
Правильно говорит френдессаelfy_julia ,  начальник службы пожаротушения Москвы полковник Евгений Чернышев погибший  в субботу во время   пожара в  кабинетах не отсиживался, геройски погиб. 

Светлая память.
Мимоза

О пользе камертона

 

Тут френд заговорил о Григории Перельмане. И я хочу в развитие. 

 Кабинетный ученый никогда не был героем рыцарских романов. Какой с него толк на турнирах. Доктор Фауст- добыча темных сил, а не победитель  турниров и дам, которые  все ему отдам.

 Все понимают, что кто-то должен глотать кабинетную пыль под старой настольной лампой, но мало кто хочет разделить компанию. 

 Всем нужен успех, свет софитов или хотя бы яркий свет люстры, восхищение в любящих глазах и общественное признание  наших женских достоинств и их мужских. 

     Карьера,   спорт, корт и иногда охота на бизона, такой  простительный с  нашей точки зрения  атавизм,  лишь подчеркивающий их мужественность и ценность выигранного нами приза. 

Это та столбовая  заасфальтированная   дорога по которой мы хотели бы перемещаться со скоростью хорошего лимузина, вертолета, лайнера и вопреки скорости  наших  нарастающих  лет. 

Все должно быть позитивненько и гламурненько. 

И вдруг из  наших галдящих, шипящих,  матерящихся  СМИ  доносится имя,  с которым  у нас только одна ассоциация – скучный урок геометрии. 

 Доносится, как звук камертона. Перельман. 

Чудной, на грани маргинальности   гений, позволяющий  себе плевать на все плоды потребительских достижений, на карьеру, на  евроремонт с евротачкой,  на Багамы и горные крыши мира,  на все, что ему  могли бы дать два заслуженных лимона,  тот,   невостребованный им несколько лет назад и сегодняшний. 

Вдруг понимаешь, что есть человек, для которого игра ума  дороже всего на свете, игра, результатом которой в полной  мере  может  насладиться  максимум  пара десятков человек на всем земном шаре.

 И на душе становится теплее, сиюминутная суетность и вечная тревога отступают и понимаешь, что хотя ты и не можешь никогда   доказать гипотезу Пуанкаре, но и у тебя есть вечные ценности, которые, пока ты жив,  никому не отнять, небо, солнце и любовь к миру.