November 13th, 2010

Мимоза

От улыбки хмурый день светлей

По радио две дамы, приятные во всех отношениях, во всяком случае одна из них мне точно симпатична, обсуждают последний проект  Парфенова, удалось ли ему передать дух семидесятых   годов или не удалось.

Не знаю, как его передать и что именно они хотят вдохнуть, кроме ностальгии, которой у меня лично ни грамма.

Старики говорили, что до революции в воздухе Москвы  отчетливо ощущался запах гниения.  Сказывалось отсутствие  холодильников.

В семидесятых  холодильники были,  и вспоминаются другие запахи, запах пыли архивов, в которых приходилось сидеть за отсутствием интернета, стук калькуляторов размером с процессор, жизнь без телефона в новом районе. 
Мы так прожили сначала два года в новом доме в центре, а потом четыре года на окраине.  

Очереди в автомат, гремящие в кармане  двушки,  притыренная на самом дне  сумки  металлическая палочка, выпиленная любящим молодым человеком, на случай, если и двушки не  окажется . Её конец был размером с монетку, и, если найти тихий автомат, без орущих бабок, можно было с её помощью  трепаться  сколько тебе угодно.

Очереди всюду и ни за чем.

Нейлоновые набитые сумки, свисающие ниже высоких каблуков   наших самых красивых в мире женщин. Какой полиэтилен мог выдержать этот вес?

Висящие в ванной вымытые полиэтиленовые пакеты.  

Collapse )