December 28th, 2010

Мимоза

Ледниковый период

Хочется  Нового года, хорошего настроения, искрометного веселья.

А вместо этого ощущение пустоты и усталости, ощущение, о котором раньше узнали бы лишь самые близкие, да и то не факт, а теперь в эпистолярном задоре выплескиваю свои настроения  в журнал, испытывая чувство неловкости перед   френдами.

И все-таки,  моя упертость  превалирует над  моей  неловкостью, увы. 

Хотя и объективно год заканчивается как-то не очень

Вид  двоих в стеклянном ящике, сидящих за себя и всех парней страны и информация о том, что  им еще долго-долго оставаться узниками  и символом, удручает. И мне уже не важны подробности, сколько съели, слили, откатили, а важно одно – увидеть их вне зала суда, на свободе.

И еще этот стеклянный город за окном, невольно  вспоминается «Стеклянный зверинец» Тенесси Уильямса.

Западня, ловушки, которые нам  посезонно ставит природа,   высвечивают все аспекты нашей жизни.

Если жара и смог показали непригодность больных, слабых и старых к жизни на раскаленной сковородке,  непригодность наших домов, транспорта, медицинских учреждений, то ледяной плен коснулся уже  других людей, другого поколения.

Больные и слабые, внимая призывам Онищенко сидят дома.

Молодые, здоровые и спортивные бьются в обледенелых машинах  на ледяных улицах, сидят без света и тепла   в коттеджных поселках и спят на кафельных полах аэропортов, спят вместе с детьми.

Ледяной дождь упал на  головы  мидл-класса от нижней его границы до топовой. 

И дело не в стихии, а в бедности.  Своеобразной бедности,  по поговорке,

Collapse )