January 13th, 2011

Мимоза

Время перемен, экономических

 Пол Кругман
Эра нестабильности: в чем мы ошиблись


2010-12-27

...Мы получили то, что я называю Темным веком макроэкономики – период, в ходе которого большое число экономистов ничего не знали о давшихся с таким трудом поучительных уроках 1930-х и 1940-х годов. Конечно, они начинают корчиться от ярости, когда указываешь на их невежество.

...Неважно, сколько экономисты станут муссировать тот или иной отрезок древней истории, люди все равно будут думать: «Если это не случилось со мной лично, то этого вообще не было». Забыв свою историю, мы обречены вновь пережить ее. Единственный вопрос – как больно нам будет снова выучить этот урок.

Тот факт, что микроэкономика и макроэкономика интеллектуально несовместимы, напоминает мне о квантовой механике и теории относительности. Обе теории описывают с поразительной точностью мир таким, какой он есть, но каждая из них построена на фундаментально различающихся предположениях. Так, святой Грааль физики – единая теория, которая объясняет с помощью единой модели все фундаментальные взаимодействия в природе. Нужна ли нам единая теория в экономике? Да, но это было бы все равно что выдвинуть теорию, которая объясняла бы, как вода может быть одновременно соленой и освежающей.

Полностью
http://www.ng.ru/krugman/2010-12-27/5_stabilnost.html
Мимоза

Про элиту советскую и Эстонию эстонскую

Про Эстонию, вошедшую в зону евро.

Дело не в том, что евро это хорошо, а в том, что Эстония взяла эту высоту, продемонстрировав всему миру свой поступательный шаг.

Меня это не удивляет. Я была здорово завязана на ЭССР в конце 80-х.

Уж не говорю, как приятно было работать с прибалтами, их четкость и исполнительность не носила личностный характер. Это была неотъемлемая часть их менеджмента.

Но ключевым для них было другое. Идея обособленности от СССР, обособленности любой ценой. Она не озвучивалась, но чувствовалась несмотря на корректность.

Тогда были Совмины республиканские и министерства республиканские.

Эстония с их помощью пыталась опоясать свои границы, свой внутренний рынок невидимыми остальному Союзу стенами. И им это удавалось. Как, не знаю.

Они делали тогда то, чего не сделали мы в начале 90-х, Collapse )