July 24th, 2011

вечер, лампа

Символ или трибун?

 

Дмитрий Фурман*
ПОЛИТИЧЕСКИЙ СВЯТОЙ

21 мая академику Сахарову исполнилось бы 90 лет. В российском демократическом движении было не так уж много героев, Андрей Дмитриевич - один из них.

Академик Сахаров не был теоретиком и стратегом нашей антикоммунистической демократической революции - для антикоммунистической революции никаких особых теорий и не требовалось. Мировоззренчески он эволюционировал, как громадное число интеллигентных советских людей, от либерального антисталинского прочтения марксизма-ленинизма через идею "конвергенции" к антикоммунизму и "буржуазному" демократизму.
Эта эволюция ускорилась в период его ссылки в Горький, но к моменту его смерти не дошла до своего логического предела: еще в 1989 году он требовал передачи земли крестьянам, фабрик - рабочим, а всей власти - Советам и до безоговорочного признания капитализма в качестве высшей цели так и не дошел.
Как и у всех совершавших подобную эволюцию советских людей, у Сахарова не было никаких представлений, как может произойти переход от казавшейся несокрушимой тоталитарной системы к демократии.

НЕ ОТ МИРА СЕГО
Величие Сахарова было не в его политических идеях, а в его личности и жизни. Думать так, как думал Сахаров, могли многие - даже в Политбюро были люди, думавшие примерно то же самое. Но чтобы отказаться от богатой и спокойной жизни обласканного властью академика, трижды Героя Социалистического Труда, кующего "ядерный щит Родины" и разрабатывавшего увлекательные планы уничтожения США искусственным цунами, и без какой-либо надежды на успех вступить в борьбу с тоталитарной системой, требовались очень редкие качества.
Для этого надо было быть не от мира сего, не прислушиваться к тому, что подсказывает "здравый смысл", и слушать лишь свой внутренний голос, то есть быть вылепленным из того материала, из которого в свое время были созданы раннехристианские мученики. В российском демократическом движении было не так уж много героев и святых. Но Сахаров был бесспорным и признанным во всем мире святым этого движения.
Не случайно освобожденный Горбачевым Сахаров сразу же оказывается в центре общественной жизни - в роли высшего морального авторитета и чуть ли не главного лидера демократов, которые все смелеют и радикализируются. Сахаров переходит от просто поддержки Горбачева к "условной поддержке" и затем к оппозиции. Сопоставимой с ним по масштабу фигуры не было, и авторитет Сахарова среди демократической интеллигенции был непререкаем.

СЛИШКОМ ИДЕАЛИСТ
Однако по мере того, как демократическое движение превращалось в реальную политическую силу, все яснее становились ограниченные возможности Сахарова как лидера. Сахаров не мог повести за собой широкие народные массы - Collapse )