September 6th, 2011

Мимоза

Новейший манкуртизм

Даже на камне время оставляет свои следы. Тем более на людях, на лицах и на душах.

Прочла у френда, что юность, которая не чурается окружения старости, раньше расстается с инфантилизмом.

Возможно. В детстве и юности вокруг меня было много старых людей и стареющих хватало.

 Не помню, чтобы кто-нибудь скрывал свой возраст или боялся роста чисел. Говорили, что старость это не радость, а большая гадость, но как-то с юмором.

Они органично старели, но при этом   просто тыкали нас носом в свое прошлое, хотя, если честно,  нам  было с ними интересно.

На них лежала печать другого времени, дореволюционного, другого образования и другого воспитания.

Если не все из них масштабно мыслили, то воспитание, полученное в детстве   держало их в рамках приличия.

Я не говорю о дворянстве. Я говорю о потомках дореволюционных инженеров, земских врачей, учителей, деревенских батюшек и крепких крестьян.
Это не так далеко от нас, как кажется. Всего несколько дней назад умерла Алла Баянова, как раз из того поколения.

Возможно упрочение родственных связей под напором нежданного-негаданного тоталитаризма, возможно коммунальная скученность, но эстафета поколений была.

Было погружение в историю, в историю страны, в историю литературы, в историю искусства.

Люди рождались и жили в историческом контексте. Он был написан на лицах, на стати, сквозил в манерах.

И все это ровно до 1991г.

Такое впечатление, что вместе со страной ушла её история, её население и заново, как в научно- фантастических романах, родились люди, все одномоментно, только с разными датами рождения в паспортах.

Вылупились из киндер-сюрпризов, как шоколадные зайцы.

Смотрела одним глазом очередное токующее шоу, в этот раз про МБХ, потому и смотрела.Collapse )