July 8th, 2013

витраж

И действительно, снимите наконец сериал, кто открыл, кто построил и кто эксплуатирует

Беда еще и в том, что ни простой обыватель, ни московский чиновник, ни даже продвинутый гик не понимают роли науки в нашей сегодняшней жизни: насколько она важна не для Нобелевских премий, а для каждодневного нашего существования.

В глазах миллионов людей мир становится чисто развлекательным информационным потоком. Снобы хвастаются тем, что не смотрят ТВ, но находятся в таком же потребительском информационном потоке, только уже отфильтрованном «вирусным редактором» для каждого персонально. А массы, сидящие перед «зомбоящиком», почти не имеют выбора – бесконечные сериалы с элементами криминала и шоу со звездами.

Но если есть капитальная идея, телевидение и в спарке с ним интернет могут быть прекрасным инструментом, повышающим уровень понимания мира у широкой общественности. Лидеры тут – семейство каналов Discovery, National Geographic, Viasat Explorer. Их наука она не где-то там. Она здесь и сейчас.

Так и хочется обратиться к г-ну Прохорову: снимите же сериал про то, как был открыт норильский никель! Как геолог Урванцев, выполняя приказ Колчака искать уголь, нашел советской власти медь, никель и платину, письма Амундсена, уран для бомбы и место своей отсидки. Расскажите, куда идут те металлы, которые вырабатывает теперь уже ваш комбинат.

Колчак, который посылал Урванцева за углем, кстати. – один из самых видных полярников и океанографов России начала ХХ века, исследователь Арктики, награжденный высшей географической наградой империи. Что мы видели в сериале про Колчака?

Полностью здесь.

витраж

Наш бронепоезд

Однажды, в самом начале девяностых, я оказалась в Суздале со своим мужем-писателем и его другом, известным американским политологом российского происхождения Александром Яновым. У Янова, на мой незамутненный взгляд, были две большие странности.

Первая. За завтраком он отделял белок от желтка и ел только белок: «Потому что в желтке много холестерина». А для меня в те времена яйцо было абсолютной ценностью и, между прочим, дефицитом. Мы с мужем как раз накануне той поездки купили в Подмосковье 90 яиц и положили в холодильник. Это позволяло расслабиться, не рыскать по очередям и есть яичницу на завтрак, обед и ужин.

Вторая. Янов устно и письменно утверждал и убеждал, что в России через десять лет установится тоталитарный режим фашистского толка. «Какой смешной старичок, ничего не соображает, но безобидный», — подумала я своим уверенным молодым мозгом.

Про холестерин стало яснее с возрастом и с появлением еды. Про режим — ну, лет семь назад появилось какое-то смутное подозрение. Если вдуматься, каждое поколение в России обязательно переживало свой период надежд и свой период понимания, что это только история других государств развивается по спирали, тогда как Россия бегает словно цирковой ослик по кругу.

И вот уже «русские интеллектуалы» разделились на два непримиримых лагеря.

Collapse )