September 23rd, 2013

карман

Светлое будущее фермеров и тяжелое брокеров:)

Не думаю, что все фермеры пересядут в будущем на ламборгини, тем более, что многие из них, выросшие из фермеров, уже  сидят в этой машине.

И не думаю, что  все брокеры пересядут на трактор. Тот, кто не пригоден к работе на финансовом рынке хоть как пересядет, уж куда и  на что, я не знаю.

Пригодные останутся. Дело житейское в условиях жесткой конкуренции.

Но вот в том, что  экономике придется вернуться к базовым ценностям, я не сомневаюсь.

Финансовые пузыри останутся, без них невозможно в наше время, время глобальной финансовой  паутины,  но двигать экономику будут не они, они будут отражать ее состояние.

Придавать основное  ускорение макроэкономике будет микроэкономика с ее миллионами предприятий и рабочими местами на них, с ее созданием добавленной стоимости.

И вот тут я могу  процитировать свой прикрепленный пост:  "Ничто так не радует, как если ты вдруг узнаешь, что твою заветную мысль уже высказал другой.  Значит, она объективна."

 Тем более, если этот  другой - Джим Роджерс.

Джим Роджерс  в своей  книге говорит, что по его мнению, внимание инвесторов рано или поздно вернётся к "базовым ценностям" - производству продуктов и сырья, а финансовые пузыри лопнут. В присущей ему экспрессивной манере Роджерс рассказывает о том, что фермеры в будущем будут ездить на Ламборгини, а нынешние брокеры станут водителями тракторов у этих фермеров.

с зонтом

Стихи

Оригинал взят у pristalnaya в post


Город метнётся навстречу тебе вдоль дождя –
запахом мокрой коры, штукатурки, озона..
Собственно говоря, никакого резона
всё это помнить и прятать в карман, уходя.

Время легко избавляет от всех полумер.
Если, на самом-то деле, ничем не владеешь,
глупо присваивать, что и помыслить не смеешь.
Так говорят о последней любви, например.

Что же касается памяти... видимо, не
в ней уже дело, поскольку и даты исчезли.
Значит, действительно, что-то меняется, если
внутренний голос становится слышен вовне.

Там, где уже бесполезно склонять падежи,
столько изнанки у слов, что немеешь невольно.
Осень осалит неслышно, обнимет не больно.
Господи, что с этой нежностью делать, скажи?

Город глядится в окно. Изнутри на него
смотрят стенные часы с молчаливым укором,
словно пытаясь отсчитывать время, в котором,
кроме бессмертия, нет ничего, ничего...