September 23rd, 2015

игра

Александр Аузан о том, почему санкции не отменят и после ухода Путина

Когда мы смотрим на особенный путь Китая, то обнаруживаем, что он пошел советским путем, но каждый раз выбирая тот лучший вариант, от которого мы отказались. Например, вся экономическая линия Дэн Сяопина очень похожа на предложения правых большевиков (Бухарин, Рыков, Томский, Угланов) в конце 20-х годов: никакой коллективизации, ситцевая капитализация, обогащение. В Китае это сделали.

Они решили еще одну важную проблему, не решенную большевиками, — проблему политической преемственности. Академик Пивоваров ее хорошо объяснил: большевики делали не политическую революцию, а общечеловеческую, они искренне были убеждены, что создадут нового человека, который будет мыслить по-другому, жить по-другому. Большевики говорили, что товарищ Сталин будет жить вечно, а китайцы после смерти Мао поняли, что «товарищи» вечно не живут. Созданный в Китае механизм преемственности очень облегчает жизнь, убирает политическую составляющую некоторых кризисов.

Сейчас Китай дошел до точки, к которой СССР пришел в конце 50-х — начале 60-х годов. Тогда Советский Союз достиг больших высот в своем развитии, технологиях, культуре, искусстве, но не смог удерживать эту планку дальше. Сможет ли Китай, ведь там заканчивается «большая деревня» — дешевая рабочая сила?

Впрочем, это проблема относительного будущего, сейчас же Китай —

Collapse )