June 20th, 2016

игра

Социолог Алексей Левинсон: Массовое сознание россиян отказалось от того, чтобы видеть будущее

рябина

Коротко и ясно

Не могу ни добавить, ни убавить.

Яков Миркин

Пришел корреспондент и спросил:  "Почему мы 25 лет никак не можем победить инфляцию?"

— Ответ не является простым.

В течение 20 лет Банк России боролся с инфляцией, как будто она складывается под действием рыночных сил. Хотя все это время мотором инфляции было повышение цен и тарифов, регулируемых государством.

Такая инфляция называется немонетарной, и правильный ответ — ее подавление государством.

Попросту говоря, как в 2012–2013 гг., «замораживание» цен и тарифов, на которые влияет государство, и на этой основе — снижение инфляции, как это произошло в это время.

Еще один фактор инфляции — монополии, олигополии, которыми пронизана российская экономика. Какой ответ? Сильное антимонопольное регулирование, борьба со сверхконцентрациями в собственности, с доминированием в производстве и на рынке, поощрение создания действительно рыночной среды.

И наконец, движущим фактором инфляции являлись девальвации рубля, вызывающие ценовые взрывы. Значит, ответ — разумная валютная политика, которая не удерживает рубль искусственно сильным.
Тогда мы не увидим таких резких, берущих всех за горло скачков курса рубля, как это было в 1998, 2008–2009, 2014–2015 гг.

Но самое главное — инфляция лечится ростом экономики, развитием финансовой системы, нормализацией процента, доступностью кредитов. Тем, что пока не происходит.