Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Categories:

Интервью

Виктор Богорад,
художник-карикатурист, окончил Ленинградский электротехнический институт. Первая международная премия — в 1974 г., Скопье (Югославия). Всего 16 международных премий (Италия, Югославия, Турция, Польша и т.д.). Принимал участие в оформлении знаменитого карнавала в Ницце, входит в состав жюри международных конкурсов и выставок. Награжден национальной профессиональной премией «Золотой Остап», лауреат премии «Золотое перо». В 2005 году вышел фильм BBC о Викторе Богораде.

ОБРАЗ. Всё, что происходит в мире и имеет новостное значение, отражается в карикатуре: пандемия, изоляция, скандалы, экономический кризис и любые значимые события. По коронавирусу уже прошло полдюжины международных конкурсов карикатуры в разных странах! Но слово «шутить» применительно к карикатуристам немного неточное. Я бы употреблял слово «высказываться» или «говорить (визуально)». Дело в том, что мы мыслим, думаем не словами, а образами. А зрительные образы метафоричны, символичны и несут большее количество информации, чем слова, которыми мы пытаемся описать нашу мысль.

САТИРА. Картинку нельзя делать с холодным носом, она должна быть честной. Если я ее рисую, она мне близка. Но тема — это только повод решить задачу. И если правильно ее решить — люди будут смеяться и это колоссальное удовольствие. Юмор смягчает жизнь, спасает от трагизма ее конечности — он как подушка безопасности в машине. Иначе можно просто сойти с балкона — и всё. Юмор сейчас стал более жестким. Политические проблемы выносят на первый план сатиру, а вечные темы, которые ближе к юмору, уходят в тень. Так всегда: в сытые времена процветает юмор, а во времена катастроф его место занимает сатира.

ГРАБЛИ. Удивительная тенденция: картинки, которым лет 20, сегодня вновь становятся актуальными: и ЖКХ, и рост цен, и инфляция, и коррупция — все один к одному. Меня это поражает. У меня есть картинка 1989 года: два бомжа на помойке выпивают и один другому говорит: «На Западе жизнь хорошая, но бездуховная». Она и в то время была напечатана, и сейчас, когда в фейсбуке появилась, собрала колоссальные отзывы. Тема та же — терпите, ребята, и гордитесь. Замечаешь это и думаешь — история в России ходит по кругу, от чего ушли, к тому пришли. И это печально. Власть творит старые глупости, новых даже не придумывает. Хождение по граблям — наш национальный спорт.

ТЕМЫ. Из нового — проблемы страны, которая считает, что у нее кругом одни враги, кроме Китая и Северной Кореи. Возникла тема ура-патриотизма и национализма в связи с Крымом. Не было темы пятой колонны — национал-предателей. Мы вернулись в глубокие времена сталинские в плане риторики. Темы нарушения прав человека, ограничения свобод, произвола властей, идиотизма их решений. Одна Дума чего стоит. Все законы, которые проходят или не проходят, — удивительны по их тупости и могут вызывать только смех. Власть сама подбрасывает бензин в костер, если представить его темой для карикатур.

ПРОПАГАНДА. Разрослась пропагандистская карикатура — картинки против инакомыслящих и внешних врагов. Методы и навыки пропагандистской советской карикатуры взяты на вооружение снова: рука ЦРУ, медведь, которого все обижают, а он дает сдачи. У меня ощущение, что Борис Ефимов жив снова!

ТАБУ. Не принято стало шутить про церковь из-за реакции общества и властей. Даже безобидные, казалось, картинки перестали проходить в печать. Мало ли, Роскомнадзор или прокуратура может прицепиться?

ЦЕНЗУРА. Попали под запрет темы о гомосексуализме и т.п. — а вдруг сочтут за пропаганду? У редакторов СМИ срабатывает самоцензура. Карикатурист хоть сто таких картинок нарисовать может. Но редактор — это посредник между художником и зрителем, и он дает или не дает возможность увидеть картинку. Власть получила инструмент — закон об экстремизме, например, достаточно расплывчат, и можно любую картинку с полицейским трактовать как разжигание социальной розни. И это инструмент для власти в борьбе с неугодной братией, и понятно, что полунезависимая пресса стремится не давать повод для преследования.

ВЛАСТЬ. Когда вы в последний раз в СМИ видели карикатуры на Беглова? Их просто нет. Не потому, что губернатор дал указ: не рисовать его, а потому что редакторы газет просчитывают последствия. Но есть власть, и на нее всегда рисуют карикатуры. Какой бы даже она хорошей ни была, она всегда делает ошибки. Но заказа от СМИ такого нет, а в обществе носится эта потребность, поэтому политические картинки неизбежно появляются, но они уходят в интернет, где остается больше свободы. Показатель — пример Сергея Ёлкина, чьи картинки вместо транспарантов несут на митингах оппозиции. Значит, он созвучен настроению. У него очень точные картинки, злые, но в них нет оскорбительного момента. Ёлкин выступает как тот мальчик: «А король-то голый!».

ЛИНИИ. Общество проводит свои красные линии соответственно своим представлениям о морали, о нравственности. Государство тоже проводит свои красные линии по своим законам. Иногда и абсурдным, например, по закону об оскорблении религиозных чувств верующих или запрету на изображение свастики. Каждый карикатурист проводит для себя свои красные запретительные линии по темам, которые он считает для себя неприемлемыми, чтобы «высказываться» в жанре карикатуры. Поскольку эти красные линии не совпадают у всех участников этого процесса, то в мире можно найти карикатуры на любые темы! В странах, мягко говоря, недемократических карикатуристы используют Эзопов язык при создании карикатур. Как ни странно, но это обстоятельство поднимает искусство карикатуры. Пример — расцвет карикатуры в Иране и победы иранских карикатуристов на международных конкурсах.

ПСИХОЗ. Вдруг оказалось, что из-за карикатуры может возникнуть теракт, психоз. Образно говоря: мы-то думали, что карикатура — это кусок мыла, а это тротил и он может взорваться. Раньше карикатура была искусством высмеивания, шутки, она могла быть ангажированной, например, во время выборов и еще какой угодно. Но никогда карикатура не была объектом международной политики. В 2015 году я был во Франции на международной конференции, посвященной событиям в «Шарли Эбдо» и их влиянию на карикатуристов всего мира (террористический акт в редакции сатирического еженедельника Charlie Hebdo произошёл 7 января 2015 года в Париже. В результате нападения вооружённых исламских боевиков погибло 12 человек, ранено 11. Предполагаемый мотив нападения — опубликованный в журнале комикс о жизни пророка — прим. ред.). Все признавали, что заниматься карикатурой стало сложно, так она стала объектом политической и религиозной борьбы. Организаторам конференции угрожали, встречу перенесли с апреля на сентябрь из-за возможных провокаций, даже нападений. С нами всюду следовала полиция. Никогда в жизни меня так не охраняли, и я не мог и подумать что, такое вообще случится.

ВУЛЬГАРНОСТЬ. «Шарли Эбдо» — это продукт французской культуры. Природа смеха идет из литературы — вспомните Рабле, где физические проявления организма — это весело. В русской культуре об этом не говорят и не пишут, считают низким. В американском кино, если блюют на кого-то, — это смешно. У нас — нет. Но мы почему-то судим всех со своей колокольни. Хотя «Шарли Эбдо» — это и для французов — черный юмор, юмор на грани скабрезности. Мы такие крутые, что не признаем условности — вот их девиз. Это маргинальный журнал, его аудитория — не слишком образованная публика. Поэтому карикатуры там грубые, вульгарные, вызывающие. В туалете же не нарисуют интеллектуальные картинки. Там на стенах появляются неприличные художества, с открытыми символами, как я это называю.

СТИЛЬ. В 1978 году, когда ленинградские карикатуристы делали совместную выставку с прибалтийскими художниками, критики писали о возникновении ленинградской, а теперь петербургской школы карикатуры. Это сдержанность, она же интеллигентность. Какие-то вещи не рисовали — пошлые, вульгарные. Второе — многое связано с литературой, с персонажами или ассоциации — которые вызывали эти картинки. В картинках очень много аллюзий.

САМОУЧКИ. Что касается современности, то проблема в том, что молодые люди хотят идти в чиновники, а не в карикатуристы, среди которых нет миллионеров. В Петербурге всего человек 12 художников-карикатуристов. И это связано с экономическим отношением к карикатуристам в СМИ: тенденция такова, что штатных карикатуристов в газетах уже нет. Раньше, в конце 90-х, у карикатуриста был карт-бланш, он рисовал, что хотел в своей рубрике. Сегодня в газетах карикатура — это просто иллюстрация к тексту. Зачастую картинка сильнее, ударнее, чем материал. Карикатура всегда острее, моментально бросается в глаза — и по ней сразу все понятно. В этом смысле карикатурист для СМИ — источник повышенной опасности. Плюс в США, Европе, Китае есть факультеты, где учат карикатуре, комиксам. У нас таких учебных заведений не существует. Никто не может похвастаться, что у него есть диплом карикатуриста. В России он отсутствует. Все — самоучки.

ИСКУССТВО. Я не сказал бы, что карикатура — «уходящая натура». Как любой вид искусства она меняется и развивается в соответствии с изменениями юмора в обществе, с учетом изменений в расположении красных линий в обществе и государстве, с изменени технической стороны передачи информации и т.д. Возникают новые направления в искусстве карикатуры, например, артун: проникновение картуна в область живописи. Исчезнуть карикатура может лишь когда исчезнет юмор в обществе и люди перестанут мыслить образами. То есть никогда!

https://vladimok.ru/victor-bogorad-hozhdenie-po-grablyam-nash-natsionalnyi-sport/?fbclid=IwAR1MVnwsh5ozOKaO6zTAbHX1CzZKKcS9eGq1BQydBLRxzXxXIChvOngEaw8
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments