Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Categories:

25 лет залоговым аукционам. Как в 90-е была придумана и воплощена схема по распродаже госимущества.

С. Мардан:

- Сегодня мы с вами вспомним самое важное событие в истории постсоветской России - те самые знаменитые залоговые аукционы. Им исполняется ровно 25 лет. Четверть века! Как были раздербанены самые высокоприбыльные золотодобывающие предприятия Советского Союза, оставшиеся в свободной Российской Федерации. Так вот, их в 1995 году передали практически бесплатно в частные руки.

Коротко расскажу, о чем идет речь. Схема была в следующем. В 1995 году ельцинский режим принял решение о том, что государственная собственность - это неэффективно, государство предприятиями управлять не может, крупнейшие промышленные холдинги, добывающие, прежде всего, были объединены в крупные конгломераты и после этого путем очень нехитрой манипуляции были отданы в руки некоторого количества олигархов. Называлось это залоговый аукционы. Почему? Потому что государство брало кредиты у частных компаний, в коммерческих банках, и в залог по этим кредитам передавало, допустим, нефтяную компанию Сибнефть, Норильский никель, ЮКОС и т.д. Некоторые из них сменили свое наименование, некоторые из них уже стали государственные, а некоторые по-прежнему остаются частными. Многие экономисты, политологи, политики, ученые, историки говорят о том, что это событие в принципе определило облик страны на ближайшие 25 лет. Мы имеем то, что имеем сейчас, во многом благодаря тому, что случилось в ноябре-декабре 1995 года.

С нами на связи Юрий Болдырев, политик, экономист, публицист и, главное, с - марта 1995 года по январь 2001 года он был заместителем председателя Счетной палаты Российской Федерации и вот эту историю о залоговых аукционах знает, наверное, как мало кто. Юрий Юрьевич, доброе утро.

Ю. Болдырев:

- Доброе утро.

С. Мардан:

- Давайте начнем с такого ликбеза - как принималось решение о залоговых аукционах?

Ю. Болдырев:

- Это должна была выяснить Генеральная прокуратура, именно за моей подписью, как зампреда Счетной палаты 26 августа 1996 года было направлено обращение к генеральному прокурору с перечислением ряда грубейших нарушений закона и, главное, указание на признаки притворности сделаны. Генеральному прокурору было предложено выступить в Арбитражном суде списком в защиту государственных интересов, это генеральная прокуратура может сделать, о признании сделки ничтожной.

С. Мардан:

- Прошу прощения, давайте объясним, что такое притворная сделка? Почему? По каким признакам? Что такое ЮКОС? Что такое Сибнефть? Что такое Норникель? И за какие деньги их в итоге государство продало? Да и вообще, получило ли хоть копейку за это?

Ю. Болдырев:

- Ни за какие деньги. Сделка была притворной, в том смысле, что сначала правительство, в период, когда врачам и учителям не выплачивали зарплату по полгода, у правительства якобы не было денег, в этот период правительство выявило у себя 600 с лишним миллиардом якобы временно свободных валютных средств, которые без залога…

С. Мардан:

- 600 миллиардов или 600 миллионов?

Ю. Болдырев:

- Да, 600 с лишним миллионов долларов, якобы временно свободных средств, и положило их на депозиты в частные коммерческие банки. И тут же объявило, что государству не хватает средств и нужно взять в долг. У кого? У коммерческих банков. Но не просто так, а под залог ключевых стратегических активов. Эти ключевые стратегические активы были объединены в специальные холдинги за год до этого. В 1994 году я был членом Совета Федераций и мы тогда уже обсуждали, зачем они это делают, высказывая предположение, чтобы раздать своим не по частям, а сразу крупными цельными самодостаточными кусками. Значит, правительство объявило, что это будут залоги, но на самом деле передавало не под залог, потому что, если вы бы передали свою машину под залог, вы продолжаете ею пользоваться, просто не можете продать. А правительство, назвав это залогом, передало в управление на год с правом получения прибыли. То есть, опять же физическая сущность сделки была совсем не такая, как она была названа. Бюджет 1996 года правительство даже не закладывало, не планировало деньги на выкуп залога. То есть, правительство сразу осознавало, что они осуществляют сделку отчуждения. Почему? Потому что Дума и Совет Федераций отказывались включать эти объекты в государственную программу приватизации. Это не было приватизацией по закону. Это был обход закон о приватизации с целью подарить своим то, что парламент отказывался отчуждать от государства. Вот совокупность этих фактов, плюс прямые нарушения закона, которые были перечислены, позволило говорить о том, что это не кредитно-залоговые аукционы - это сделка по отчуждению, причем, за наши же с вами деньги, то есть, сделка притворная. Названо одно, а цель и реальный смысл - совершенно другое. Это все перечислено в этом письме генеральному прокурору, но генеральный прокурор не выполнил своей функции, своей обязанности…

М. Баченина:

- Тут люди спрашивают - генпрокурором Скуратов был в тот момент, да? Да, это он. Правильно?

Ю. Болдырев:

- Письмо было направлено именно генпрокурору Скуратову. На ваш вопрос - как происходило принятие решения? - должно было ответить следствие. Мы выясняли только публичные аспекты. Поэтому как принималось решение, мы не знаем. Должна была выяснить генпрокуратура.

С. Мардан:

- Я для наших слушателей приведу несколько цифр, чтобы было понять, о чем идет речь. Значит, контрольный пакет «Норильского никеля» якобы был продан за 170 млн. долларов, но, как услышали, эти 170 миллионов сначала государство разместила на депозитах банка МФК и профинансировало сделку само собой. Тем не менее, фигурировала цифра «Норильского никеля», контрольный пакет - 170 миллионов долларов.

«Мечел» - конгломерат из 20 промышленных металлургических предприятий - 13 миллионов долларов.

«Лукойл» - 140 миллионов долларов.

«Новолипецкий комбинат», тот самый, знаменитый, теперь его нынешний владелец, по-моему, первое место занимает в списке миллиардеров, - 31 миллион долларов.

М. Баченина:

- Правильно, что предприятия, которые заплатили не своими, а государственными деньгами, тем не менее, «отбили» эту сумму буквально чуть ли не за год, да? Получается, что, если бы эти предприятия остались в ведении государства и государство бы действительно начало ими управлять, а не просто сидели бы сложа лапки, говоря, что это неэффективно, то все бы сложилось совершенно иначе?

Ю. Болдырев:

- Два аспекта подробностей. Первое. Сделка была двухэтапная. В 1995 году кредитно-залоговые аукционы притворные, по которым передавалось не в залог, а в управление с правом получения прибыли. А 1996 год - уже окончательная продажа пакетов акций. При этом аукционы организовывали сами «залогодержатели» и вот в этот момент государству было чуть-чуть возвращено, но что? Практически они были окончательно проданы за прибыль за один год. Причем, прибыль, которую они официально по бухгалтерии показали - это была сильно заниженная прибыль. Так вот, предшествовала этому вполне естественная картина. Одни и те же члены вот этой команды Ельцина, Гайдара, Чубайса, Вавилова и т.д., они были от государства официально представителями государства в управлении этими компаниями, они же, как показано в наших отчетах и в моей книге, которая вышла в 2003 году о бочках меда и ложках дегтя, они же саботировали управления, не участвовали в управлении, не являлись на заседания соответствующих управляющих органов, и они же всюду кричали, что государственное управление неэффективно, поэтому надо быстрее приватизировать.

С. Мардан:

- Скажите, кто был идеологом залоговых аукционов? Кто отец? Кто придумал?

Ю. Болдырев:

- Вопрос генеральной прокуратуре.

М. Баченина:

- Ну, как же, есть же огромное количество информации...

Ю. Болдырев:

- Вот вы сейчас должны понять, с кем вы сейчас разговариваете. Вы разговариваете не со свидетелем, который где-то что-то слышал, не с политологом, не просто с экономистом, а с человеком, который непосредственно боролся против этого… Для того, чтобы не снижать ценность того, что я говорю, как свидетель и участник борьбы против этого, я не высказываю предположения и слухов.

М. Баченина:

- Понятно.

С. Мардан:

- Как вы думаете, нужно отменять итоги этих залоговых аукционеров или нет?

Ю. Болдырев:

- Безусловно. Если бы ЮКОС не был изъят в той процедуре, как это случилось, через всякие сомнительные подставные компании, а был бы изъят просто как результат расторжения притворной сделки, не было бы никакого Гаагского суда, 55 млрд. долларов, которые мы должны платить, и так далее. Было бы все четко и ясно - притворная коррупционная сделка при ничтожной…

М. Баченина:

- Сергей Александрович, вот мы говорим - чья это идея была? Мы говорим о том, кто купил.Так вот, почему мы не говорим о том, кому власть оказала доверие, кому мы вверили управление страной и, собственно, не выгодоприобретатели, а, собственно, эти люди виноваты в том, что произошло.

С. Мардан:

- Послушайте, тема на самом деле неисчерпаемая, но некое резюме нужно все равно сделать. 25 лет - вполне подходящая дата. Значит, кто был главным идеологом? Ну, это общеизвестный факт, тысячи статей об этом написаны. Никто ничего не платил. Это факт. Об этом заявлено было множеством людей. И факт судебно задокументированный. И дальше как бы Болдырев делает абсолютно верный вывод, опять-таки, как юрист. То есть, если сделка притворная, если она ничтожная, 25 лет в воздухе висит риторический безответный вопрос - почему российское государство в течение этих 25 лет не аннулировало результаты этой преступной приватизации?

М. Баченина:

- Спланированной акции, сговора и преступления - я бы так это обозначила.

С. Мардан:

- Ну, давайте я отвечу на этот риторический вопрос, как я для себя, по крайней мере, отвечаю. Потому что, на мой взгляд, совершенно невозможно отменить только результаты залоговых акционеров и не отменить тысячи приватизационных сделок, которые состоялись с 1991 года и по середину нулевых.

М. Баченина:

- Пример?

С. Мардан:

- Их тысячи.

М. Баченина:

- Квартиры тоже приватизировались.

С. Мардан:

- Не надо, вот эта известная манипуляция про квартиры, ее сразу нужно оставить за рамками. Квартиры - это та обглоданная кость, которую населению Российской Федерации бросили от щедрот, чтобы особо не вякали. Давай я объясню. Приватизировались тысячи предприятий, больших и малых, промышленных и сервисных, парикмахерских и магазинов. На базе этих десятков тысяч предприятий создавались, сливались, покупались, продавались, банкротились, снова появлялись, тысячи существующих сейчас компаний. То есть, даже технически это невозможно…

М. Баченина:

- Не соглашусь с тобой. Потому что можно, как показывает история, принимать соответствующие законы подо что-то.

С. Мардан:

- Сформулируй конкретно, что.

М. Баченина:

- Нет, я тебе сейчас законов не назову, у нас достаточно законов принято подо что-то, чтобы было удобно…

С. Мардан:

- Нет, неправда.

М. Баченина:

- Слушай, юристы могут придумать. Есть величина какая-то…

С. Мардан:

- Значит, здесь предлагалось решение, которое чисто технически было единственно возможным в существующем закондательстве Российской Федерации. 25 лет назад в законодательстве Российской Федерации было более чем достаточно легитимных документов, которые могли бы минимизировать социальный ущерб и от этих залоговых аукционов. Ну, поскольку речь идет о добывающих предприятиях, тех, которые сидят на российских недрах, есть налоговое законодательство - то есть, вы можете обложить любыми налогами эти предприятия. Тот же самый «Норильский никель» можно обложить любыми налогами. То есть, чтобы 5 млрд. долларов не видеть дивидендов акционеров выплачивалось, которые получили эту собственность бесплатно, а изымались в размере, допустим, 4 млрд. в бюджет Российской Федерации, а миллиард, уж так и быть, остается им. Но не на дивиденды, а на то, чтобы они инвестировали это в производство. Но факт тот, что эти решения не принимаются.

М. Баченина:

- Тут люди пишут - как вы себе представляете деприватизацию? Они, что, расстреляют сами себя, что ли?

С. Мардан:

- А я не предлагаю деприватизацию. Я считаю, что капитализм всяко более эффективен, чем поздний социализм, который существовал в СССР. То есть, СССР развалил не ЦРУ, я в этом, правда, абсолютно убежден. Но дело в том, что, если уж там ельцинская власть пошла на преступление, ну, 25 лет прошло, - то есть, мы же не должны сейчас еще больше проблем создавать, просто нужно искать технически понятное, прозрачное, справедливое решение, которое устроило бы не всех, но вокруг которого был бы какой-то консенсус. Либо как Тэтчер в свое время придумала в Англии... То есть, условно говоря, дорогие товарищи бывшие «Сибнефть», которая теперь находится внутри «Роснефти», там «Лукойл», «Мечел», - а давайте-ка, скиньтесь нам, пришлите в бюджет Российской Федерации полтриллиона долларов. Где возьмете? Не наш вопрос. Пришлите полтриллиона и пользуйтесь дальше во веки веков, передавайте детям, у нас к вам больше не будет никаких вопросов. Об этом говорили, об этом в 2012 году Путин говорил. Но не приняли, кстати.

М. Баченина:

- Да, мы с вами дождались… Ельцина нет, Гайдара нет, Кох где-то там…

С. Мардан:

- Кох в Германии благополучно, отлично живет, ни в чем не нуждается. И Олег Сосковец, который тогда принимал решение, тоже жив до сих пор и новостей про него никаких нет. Интересно, где этот могущественный человек, вот вопрос, который меня много лет занимает.

М. Баченина:

- В шоколаде, Сергей Александрович.

С. Мардан:

- Я думаю, самое время посмотреть, что происходит в нашем дорогом Приморье. Если вы думаете, что коллапс, о благополучной победе над которым докладывалось еще в середине прошлой недели, закончился, то вы в этом сильно ошибаетесь. Там, конечно, происходит нечто невероятное. Ладно, кратко напомню. Муссон, холод, ледяной дождь - это вот все то, что довольно часто случается в этом российском регионе… И вот случился локдаун - массовые обрывы линий электропередач, почти весь Владивосток несколько дней находился без света, без тепла, без воды. Можете себе представить? Столица Приморья, главный город России на Дальнем Востоке, погрузился в тотальную тьму. Людей кормили с помощью полевых кухонь. Великолепная картина!

М. Баченина:

- Да, привет битве за Москву! Русский все еще закрыт. Запрет на движение по мосту во Владивостоке продлен. Альпинисты сняли 800 тонн наледи, но полностью очистить мост не успели.

С. Мардан:

- Да, вторая замечательная вещь. Известный остров Русский. Его в свое время застраивали, то есть, в него вкопали несколько миллиардов долларов, для того, чтобы сделать его витриной русского Дальнего Востока. Там проводили одну из сходок АТЭС - построили совершенно роскошный мост в никуда - потому что на острове Русском исторически находится некоторое количество бывших военных городков, военных поселков, там и энергосистему строило, по-моему, оборонэнерго… В общем, как бы происхождение всех этих коммуникаций для вас должно быть ясно. Там построили университет, новое здание, кампус и все такое. А дальше - по крайней мере, то, что писали анонимные, конечно же, Телеграм каналы, - на острове Русском по-прежнему нет света, нет тепла, нет воды. В общем, какое-то количество генераторов, я надеюсь, там все же работает, иначе народ просто помер бы… с трудом запустили паромы. Мост закрыт. Повторяю, вот этот прекрасный, красивый мост, который строили за космические деньги, со скандалами, он горел там во время стройки, - так вот, этот мост закрыт, оттуда людей перевозят паромами. И при этом приморский губернатор Кожемяко - он чем еще знаменит? Он выиграл выборы в третьем туре. То есть, кому интересно, можете покопаться в интернете, как проходили выборы. Кожемяку пропихнули на это место аж с третьего тура. Он съездил на остров Русский, показал торжественный запуск электрического генератора и, соответственно, как писали местные злые журналисты, генератор проработал ровно 15 минут, пока снимали сюжет, а потом его снова заглушили. Это совершенная фантастика. Вообще, то, что 30 лет происходит на Дальнем Востоке, - это вообще какой-то непрекращающийся ну не фильм ужасов, а какая-то фантасмагория. Там меняются странные люди… я помню, там был какой-то мэр Владивостока, который переодевался в женское платье на Кубе, там явно сошел с ума и его там многократно не могли уволить. Да, да, это все было. Там был приморский губернатор Ноздратенко, который открыто воевал с Ельциным. То есть, насколько я понимаю, власти в нашем среднерусском понимании на Дальнем Востоке нет. Там рулят местные атаманы.

М. Баченина:

- Тем не менее, туда, например, вот Сергей вспоминал про саммит, 10 лет назад на модернизация инфраструктуры Русского, к тому самому саммиту были выделены миллиарды. Куда?

С. Мардан:

- Значит, на острове Русском эти электросети, которые принадлежат ООН «Оборонэнерго», их всего 120 километров. Так вот, потрясающая новость. Санитарные зоны вокруг этих ЛЭП не чистились вообще никогда. Это не укладывается в голове. Они чистятся всегда и везде. То есть, вот если у вас есть самая простая где-нибудь дача в окрестностях там Нижнего Новгорода, Москвы, Петербурга, Калининграда, где нас слушают, а у вас, скорее всего, неподалеку проходит ЛЭП, вы же видите своими глазами, что вот эта территория - там 100 или 200 метров вдоль этого ЛЭП, она всегда расчищается, там деревьев нет.

М. Баченина:

- Охранная зона так называемая.

С. Мардан:

- Так вот, на острове Русском эта зона не расчищалась вообще никогда. Хотя деньги на это выделялись. Да, соответственно, вот прошло больше недели, то есть, блэкаут по факту есть, остров в блэкауте, да, во Владивостоке запустили, но тоже не во всем… а, и главное, там самое яркое управленческое решение, которое местный губернатор совершил, - он публично потребовал уволить главы острова Русский Ирину Пак. Кстати, не факт, что ее удалось уволить.

М. Баченина:

- Что значит удалось?

С. Мардан:

- Мне, по крайней мере, попадалась сообщения о том, что это тоже не получилось. Я не знаю почему. Но, возможно, это не во власти губернатора. Может, ее избирали местные жители, поэтому уволить ее указом губернатора можно на камеру сказать, а на самом деле это все происходит не так.

М. Баченина:

- Ну, чтобы понимать, что такое генератор. Это размер морского контейнера.

С. Мардан:

- Это большой, хороший генератор.

М. Баченина:

- Это огромный генератор, который сжирает по тысяче литров топлива.

С. Мардан:

- Объясняю. Вот этот огромный генератор на 20 тысяч ватт - это немного. Это можно подавать электричество на небольшой поселок до 100 небольших домиков.

М. Баченина:

- С этим я согласна. Просто размеры все равно большие.

С. Мардан:

- А если у тебя несколько тысяч домов, а на Русском живет, я так понимаю, порядка 20 тысяч человек, вот на таких генераторах ты не можешь обеспечить людей электричеством. Это физически невозможно. То есть, это что, повторяется история с блэкаутом Крыма в 2015 году? Но, простите, как бы Крым находился в ситуации предвоенной, и это хоть как-то можно было объяснить, а на острове Русском никаких боевых действий нет.

М. Баченина:

- А ты знаешь, в чем интерес? Я вот набрала - население Русского - а везде данные за 2010 год последние. 4703 человека. То есть, это не может сейчас соответствовать действительности.

С. Мардан:

- Я думаю, что там есть более свежие данные, потому что перепись населения делалась позже… Да, и вот еще замечательную новость читаю. Хорошо, остров Русский это в общем анклав, туда нужно ехать либо на пароме, либо по мосту, который закрыт, а район Владивостока на мысе Эгершельд - пишут о том, что света там нет восьмые сутки. Где находится этот Эгершельд? От здания правительства Приморского края пешком 20 минут. Там нет света. Это что, правда, что ли? Дорогие товарищи, напишите, это правда?

Нет, я понимаю, что там товарищ Кожемяко главным образом интересуют собственные активы, он один из богатейших людей в регионе… нет, сам-то он как бы бедный человек, у него меньше 20 миллионов рублей в год - копейки… Зато его гражданская жена Ирина Герасименко фигурирует не в декларациях, а в списках Форбс. Два года подряд она занимает 24-е скромное место в рейтинге самых богатых женщин России. Ее состояние оценивается в 180 млн. долларов. Нормально? Нормально. На 180 млн. долларов можно было как-то решить вопрос с расчисткой электрических сетей на острове Русском и как-то резервное обеспечение электричеством? Или не до этого? Или нужно краба вылавливать? То есть, там все занимаются только тем, что вылавливают краба, поэтому, когда Ксения Анатольевна Собчак решила влезть в этот бизнес, на нее вывалились тонны экскриментов. Чужие здесь не ходят, Ксения Анатольевна! Поэтому занимайтесь своим гламуром. А там взрослые серьезные мужчины с каменными рублеными лицами занимаются заработками. Ну, в принципе, это справедливо, я согласен.

М. Баченина:

- Статья за 2019 год, смотрим - 30 тысяч человек живет на этой территории.

С. Мардан:

- Да, это много. То есть, когда 30 тысяч человек находятся в состоянии локаута 8 дней, это просто катастрофа! Вы меня простите, что должны думать люди? Нет, я понимаю, что они за 30 лет привыкли, что они сами по себе, а Москва сама по себе… но мы ж 20 лет встаем с колен… сколько уже губернаторов поменялось? Губернаторов меняем, а в жизни у людей чего-нибудь меняется?

М. Баченина:

- А меня вообще занимает вопрос - а как могут люди у власти иметь такие богатства?

С. Мардан:

- Да это-то ладно… ладно бы они имели… хотя, как известно, мэр Хабаровска, там 20 лет он был мэром Хабаровска, а сейчас живет в Америке и у него там типа шесть домов. Тоже человек успел стать мультимиллионером. Неплохо бы, если б люди хоть немножко жили бы получше, а люди что должны думать? Они в России живут или нет? Или их просто в барщину продали этим местным атаманам?

М. Баченина:

- Да это как вот во времена тех залоговых аукционов, что мы были рады, что хоть дали поесть.

С. Мардан:

- Да, я просто не могу не обратить внимание - Приморье с радаров федеральных каналов стремительно исчезло - как будто все устаканилось. Нет, ни черта там не устаканилось!

https://radiokp.ru/podcast/utrenniy-mardan/161874
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments