Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Уже не бродит

по Европе призрак коммунизма, он трансформировался в призрак финансового хаоса. И еще этот призрак пригрозил тем, кто считал и считает, что "рынок все расставит по своим местам". Формулировка удобная для принятия резких и поспешных решений, всегда приятно переложить долгую,трудную и нудную работу на чужие плечи, будь это даже плечи рынка.
Интервью Сергея Гуриева под катом.


А. ГРЕБНЕВА: Безусловно, особенно в нынешние такие, кризисные времена. Начнем с новости, которую только что вы слышали в нашем новостном блоке. Джордж Сорос, известный американский инвестор и финансист, заявил, что философия тотального рынка поставлена сейчас под сомнение. От себя я добавлю, что западная пресса все выходные обсуждает такую конференцию по кризису, которая прошла в Колумбийском университете, и там, в частности, такие тоже цитаты приводились, что «призрак коммунизма замаячил на Уолл-стрит», и вспоминали классика Карла Маркса, что он еще когда предрекал загнивание капитализма! Сергей, что вы думаете по этому поводу? Действительно ли нас ждет смена рыночной системы и экономической?

С. ГУРИЕВ: На самом деле, никогда экономисты не думали, что рынок должен быть нерегулируемым. Другой вопрос – как его нужно регулировать, до какой степени? И действительно, сегодняшний кризис приведет к тому, что регулирование будет серьезно пересмотрено. Оно не может не быть пересмотрено, потому что предыдущие системы регулирования, очевидно, работают плохо. Но то, что, например, развитые страны будут реализовывать марксистские тексты, до этого, я уверен, дело не дойдет. Уж слишком очевидно для всех, что социалистические способы распределения, социалистические методы создания стимулов просто не работают. И если считать, что капиталистические стимулы приводят к слишком большим рискам, это, конечно, проблема совсем другого порядка, чем то, что происходит при социализме, когда и уровень производства, и уровень потребления являются неэффективными. Я не думаю, что речь дойдет до отмены капитализма.

А. ГРЕБНЕВА: Но очень странно звучат выражения лидеров Европы . Вчера они буквально в Берлине собрались, Ангела Меркель была хозяйкой такого мини-саммита. Там тоже они приняли на словах, - официального коммюнике не было опубликовано - что они выступают за контроль над финансовыми рынками, что нужно усиливать. При этом они не раскрывают свои финансовые инструменты. Может быть, вы нам что-то расскажете? Ну, как может быть по-другому, если они все за это выступают, но при этом это не коммунистическая-социалистическая модель?

С. ГУРИЕВ: Вы совершенно правильно сформулировали это. Те выступают за контроль и регулирование финансовых рынков, и здесь ключевое слово «финансовые» и «рынки», потому что и рынки сохранятся, и финансовые отрасли сохранится. Потому что без финансовых рынков экономического роста не бывает! А что касается того, есть ли у них конкретные предложения по регулированию финансовых рынков… К сожалению, пока до сих пор эти предложения только обсуждаются. И я уверен, что даже в начале апреля на саммите «двадцатки», для чего, собственно, и собирался этот европейский саммит – для того, чтобы сформулировать консолидированные европейские предложения для саммита «двадцатки» - пока конкретных предложений нет, и я уверен, что на саммите «двадцатки» будет только обсуждение таких предложений, никаких конкретных решений принято не будет. Речь идет о том, что сегодняшняя финансовая архитектура не работает, что у МВФ просто нет денег для того, чтобы противостоять кризису. МВФ может спасти одну или несколько небольших восточноевропейских стран, но противостоять кризису, конечно, не может. И кроме этого, очевидно, необходимо наднациональное регулирование финансовых рынков. Нужно регулировать рынки не на уровне одной страны, а на международном уровне. И вот смогу ли национальные лидеры поступиться своими национальными интересами для этого, совершенно непонятно. Пока мы от Соединенных Штатов ясных сигналов по этому поводу не услышали. А позиция Соединенных Штатов Америки является здесь ключевой, потому что именно там сосредоточены самые мощные финансовые рынки и самые большие финансовые институты.

А. ГРЕБНЕВА: Раз уж мы заговорили о Соединенных Штатах… План стимулирования экономики США и предусмотренная в нем мера «покупай американское» не противоречит уставу ВТО, заявил ее глава Паскаль Лами. Вообще, плохо, что в плане спасения говорится о протекционизме, однако компромисс, достигнутый в ходе выработки этого документа, все-таки соответствует обязательствам. Сергей, не получится ли, что мы опять будет работать все на американского дядю и будем их спасать?

С. ГУРИЕВ: Я не совсем понимаю, причем «мы должны работать на американского дядю», если план Обамы все-таки не такой протекционистский как мог бы быть. Он, действительно, протекционистский, и я думаю, что он будет корректироваться в этой степени, потому что возмущения со стороны партнеров и соседей будет достаточно большим. К сожалению для экономистов, все страны занимаются во время кризиса протекционизмом, и те обещания, которые были даны на первом саммите «двадцатки» в ноябре о том, что страны будут выходить из кризиса без протекционизма, к сожалению, обещания нарушаются во всех странах, включая Россию, и то, о чем говорил и Путин, и Медведев о том, что недопустимо, чтобы преобладал экономический национализм, или даже, как они его называли «экономический эгоизм», к сожалению, все эти декларации и обещания не выполняются. К сожалению, потому что мы имеем опыт «Великой депрессии», когда страны, действительно, воздвигли торговые барьеры, и это привело к тому, что кризис затянулся надолго. Популистская политика никогда не приводит во время кризиса к хорошим результатам. Обама, в отличие от предыдущей администрации, много обещал о том, что он будет уважать многосторонние соглашения, которые подписала Америка, поэтому будем надеяться, что он будет в большей степени уважать и обязательства по отношению к ВТО. И я думаю, что сейчас волна возмущения по всему миру, потому что Обама не собирается выполнять свои предвыборные обещания, я думаю, что эта волна немножко сдвинется в фокус этого самого пакета по стимулированию американской экономики, и вот этот лозунг «покупай только американское» будет, по крайней мере, пересмотрен. Напомню, что в российском пакете антикризисных мер тоже есть преференции для российских производителей, не говоря уже о том, что Россия повышает ввозные пошлины на многие продукты и товары. Хотя во время кризиса стоило бы подумать над тем, чтобы некоторые ввозные пошлины просто отменить с тем, чтобы наиболее бедные и уязвимые слои российского населения не столкнулись с резко выросшими ценами.

В. УТКИН: Сергей, вот сегодня деловая пресса отдыхает, как и всякая другая, тем не менее, занятная публикация была в «Newsweek»e о том, что рынок кредитов в России практически остановился. И в частности, много называется причин достаточно общего свойства. А как вы считаете, является ли оживление рынка кредитования задачей сейчас для тех, кто борется с кризисом, в первую очередь? И от чего зависит его оживление?

С.ГУРИЕВ: Это задача для правительств всего мира. Рынок кредитов не работает почти везде. В России, действительно, это огромная проблема, хотя меньшая проблема, чем в других странах, потому что еще 2 или 3 года назад рынка кредитов практически не существовало, и только последние 2-3 года мы наблюдали бурный рост кредитования. Как кредитования предприятий, так и кредитования домашних хозяйств. Но, тем не менее, это важный фактор, и поэтому правительство, насколько я понимаю, пытается решить эту проблему. А проблем здесь несколько. Во-первых, банки не кредитуют, потому что до сих пор не сломлены девальвационные ожидания, и Центральный банк заявил о том, что он будет удерживать рубль…

В. УТКИН: Скажите, это политический вопрос или экономический?

С. ГУРИЕВ: Понимаете, рубль – это экономическая проблема, которая вызвана политическими несовершенствами в нашей системе. Если бы рубль был отпущен в свободное плавание, он быстро бы нашел свое равновесное значение, которое бы, по всей видимости, было бы не так далеко от сегодняшнего. И тогда одно из препятствий на пути кредитования было бы снято. Но это только одно из препятствий. Есть и проблемы, связанные с тем, что у банков на балансах есть огромное количество «плохих» кредитов, которые нужно с этого баланса как-то снимать, есть целый ряд подходов, но пока правительство не делает ничего с этим. И третья проблема – это огромный уровень неопределенности. И часть этой неопределенности – банки не знают, кого именно кредитовать, потому что они не знают, выгодный это заемщик или нет. И часть этой неопределенности, это объективная проблема, связанная с кредитами - никто не знает, что будет дальше с экономикой. А часть – это проблема, которую можно решить, если правительство будет более четко формулировать свою стратегию и выполнять ее.

В. УТКИН: Но это же и называется «стронуть с места проблему», да?

С. ГУРИЕВ: Я не знаю, что это значит в конкретных экономических терминах – стронуть с места. Я понимаю, что чтобы бороться с неопределенностью, нужно сказать: у нас будут вот такие-то категории поддержки, мы будем делать вот это, это и это. Экономический рост у нас будет таким, дефицит бюджета у нас будет таким. Пока государство вплоть до последней недели этого не делало. Неделю назад президент Медведев стал выступать перед телеаудиторией. И где-то неделю назад Министерство экономики наконец-то опубликовало прогноз на следующий год, включая дефицит бюджета и темпы роста ВВП, где было минус 2 процента. Но такое впечатление, что экономика этому не сильно верит, потому что правительство уже несколько раз публиковало прогнозы и много раз их пересматривало, и пока…
http://www.echo.msk.ru/programs/creditworthiness/573922-echo/
Tags: Экономическое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments