Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Categories:

Про больных на голову

Понимаю, что сейчас меня тапками закидают или чем похуже.

Когда-то, когда мои родители выписывали Литературную газету, в ней был большой репортаж о ребенке, игравшем в песочнице и больном парне, который шел мимо, подошел к песочнице и на глазах матери зарезал ребенка.

С тех пор прошло минимум четыре десятка лет, но ужас от прочитанного помню до сих пор и он живет во мне.

Мы беззащитны перед больными.

Моя подруга жила в одной квартире с чудесной женщиной и ее больным сыном, зарубившим свою бабушку по отцовской линии.

Я его прекрасно помню, я много просиживала в той квартире, как и она у меня, но у нас не было сумасшедших, во всяком случае с официальным диагнозом.

Когда на Игоря, а звали его Игорь, "находило", подруга и две ее младшие сестры прятались в своей комнате, мать парня пряталась в своей, дети звонили родителям, отец философ и мать искусствовед срывались с работы, в слезах и соплях неслись домой, вызывали перевозку и отправляли его в психушник.

Примерно через месяц он возвращался.

Это продолжалось лет десять, уж мы все выросли и закончилось тогда, когда он выбросился из окна своей комнаты с последнего этажа дома на Столешниковом переулке.

Вопреки общему мнению их не держат в дурдомах пожизненно, подлечат и выпускают.

Сейчас понятно разберутся, убийцу изолировали, головы в Казани поснимают, но на самом деле это несчастье от которого не застрахован никто, это как пьяный водитель или инсульт у машиниста метро.

Разве что права надо отбирать у пьющих, по возможности не допускать к управлению локомотивом больного и не продавать оружие больному с отмирающим мозгом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 125 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →