Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Карточные игры

Только что были в нефти, валюте, шоколаде и вдруг бултых и всенародно обсуждаем прелести карточной системы


"Карточные системы" в СССР

В 1934 году в СССР была официально отменена карточная система на хлеб, муку и крупу. Карточки, дающие право на приобретение тех или иных необходимых для жизни человека предметов, иногда называют немецкой выдумкой периода первой мировой войны…
Ярко выраженная социальная стратификация снабжения впервые появилась в советской России в период военного коммунизма. В результате национализации промышленных предприятий, банков, введения государственной монополии торговли обобществленный сектор в экономике резко увеличился. Крестьяне продолжали вести индивидуальное хозяйство, но не могли распоряжаться произведенной продукцией по своему усмотрению. Острейший продовольственный и товарный кризис, а также огосударствление экономики привели к созданию глубоко дифференцированной карточной системы.

Всё население было разделено на трудовое и нетрудовое. Во вторую категорию попали "лица мужского и женского пола и их семьи, живущие доходами с капиталов, домов и предприятий или эксплуатацией наемного труда, а также лица свободных профессий, не состоящие на общественной службе". Частные предприниматели в период военного коммунизма формально получили карточки, но составляли последнюю категорию, с наименьшими нормами; продукты выдавались им "в пределах возможности" - после удовлетворения потребностей "трудового населения". В условиях острого недостатка продуктов это зачастую означало отсутствие снабжения.

Всё трудовое население в период военного коммунизма также было разделено на группы. Иерархия их снабжения претерпевала изменения. Она началась с приблизительного деления на работавших в особо тяжелых условиях, в тяжелых условиях и на занятых легким физическим трудом. Но со временем критерии стали более четкими - лучшие пайки получили рабочие наиболее важных промышленных предприятий (классовый паек), рабочие топливодобывающей промышленности (особый паек), а также железнодорожники и водники (дополнительный паек). Дополнительные карточки рабочим выдавались в Москве и Петрограде.

Стратификации снабжения времен гражданской войны было далеко до крайнего прагматизма централизованного снабжения периода первой пятилетки, когда даже дети делились на группы в зависимости от индустриальной важности города, где они жили, а студенты - на группы в зависимости от отраслевой принадлежности вуза, где они обучались.

В январе 1931 г. по решению Политбюро ЦК ВКП(б) Наркомат снабжения СССР ввел всесоюзную карточную систему распределения основных продуктов питания и непродовольственных товаров. Стержнем карточной системы являлся, как уже упоминалось, крайний индустриальный прагматизм - порождение форсированного промышленного развития и острого товарного дефицита. Революционный лозунг "Кто не работает, тот не ест" получил индустриальный подтекст: "Кто не работает на индустриализацию, тот не ест". Карточки выдавались только тем, кто трудился в государственном секторе экономики (промышленные предприятия, государственные, военные организации и учреждения, совхозы), а также их иждивенцам. Вне государственной системы снабжения оказались крестьяне и лишенные политических прав (лишенцы), вместе составлявшие более 80 % населения страны.

С начала 1931 г. в стране существовали четыре списка снабжения (особый, первый, второй и третий). Преимущества в снабжении имели особый и первый списки, куда вошли ведущие индустриальные предприятия Москвы, Ленинграда, Баку, Донбасса, Караганды, Восточной Сибири, Дальнего Востока, Урала. Жители этих промышленных центров должны были получать из фондов централизованного снабжения хлеб, муку, крупу, мясо, рыбу, масло, сахар, чай, яйца в первую очередь и по более высоким нормам. Потребители особого и первого списков составляли только 40 % в числе снабжаемых, но получали львиную долю государственного снабжения - 70-80 % поступавших в торговлю фондов.

Во второй и третий списки снабжения попали малые и неиндустриальные города, предприятия стеклофарфоровой, спичечной, писчебумажной промышленности, коммунального хозяйства, хлебные заводы, мелкие предприятия текстильной промышленности, артели, типографии и т.п. Они должны были получать из центральных фондов только хлеб, сахар, крупу и чай, к тому же по более низким нормам, чем жители городов особого и первого списков. Остальные продукты следовало брать из местных ресурсов.

Высшую категорию в каждом из списков представляли нормы индустриальных рабочих (группа "А"). К этой группе относились рабочие фабрично-заводских предприятий и транспорта. Нормы прочих рабочих (группа "Б") и лиц физического труда, не занятых на фабрично-заводском производстве, представляли вторую категорию снабжения.

По нормам группы "Б" должны были снабжаться также кооперированные кустари, рабочие в учреждениях здравоохранения и торговли, персональные, т.е. имевшие заслуги перед государством, пенсионеры, старые большевики и бывшие политкаторжане на пенсии.

Третью, низшую категорию снабжения в каждом из списков представляли нормы служащих. Эти нормы распространялись также на членов семей рабочих и служащих, на некооперированных кустарей, ремесленников, обычных пенсионеров, инвалидов и безработных.

Дети составляли отдельную группу снабжения. Возрастной ценз - 14 лет - ограничивал детскую группу только теми, кто был рожден после 1917 г.

Сельские рабочие и служащие, которых представляли главным образом работники совхозов, находились в худших условиях по сравнению с городскими. Большинство сельских рабочих было отнесено к третьему списку снабжения. Внутри одного совхоза рабочие снабжались лучше, чем служащие, но работники разных совхозов имели разные нормы. Различия в снабжении совхозов определялись их хозяйственной значимостью. Зерновые и хлопковые совхозы имели преимущества перед остальными.

Таким образом, в системе государственного снабжения рабочие и служащие не представляли монолитных социальных групп. Положение рабочих и служащих в крупных индустриальных центрах было лучше положения их собратьев в малых, неиндустриальных городах и в сельской местности. Даже дети, с точки зрения творцов карточной системы, были не просто дети. Они имели свою иерархию, которая повторяла неравенство снабжения их родителей. В индустриальных центрах дети могли рассчитывать на более богатый ассортимент продуктов. В малых и неиндустриальных городах дети не получали из центральных фондов ни мяса, ни рыбы, ни масла, ни яиц.

http://www.pmoney.ru/txt.asp?id=439526&rbr=205
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments