Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Бизнес со звериной мордой


Породная рента

Разведение по понятиям
С Мариной Русаковой, владелицей питомника под названием "Из лунной стаи", где разводят редких аргентинских догов, мы встречаемся у нее дома, в трехкомнатной хрущевке недалеко от метро "Полежаевская". "Питомники в России и на Западе отличаются принципиально,— говорит заводчица.— Там собак, во всяком случае крупных, обычно содержат в вольерах. У нас же питомники — это скорее сообщества владельцев: собаки живут в квартирах или загородных домах". Всего в племенной работе питомника "Из лунной стаи" около 40 собак.

С семьей Марины живут четыре белых дога. Утром и вечером она с мужем вывозит питомцев в Серебряный бор, но вскоре семья собирается переехать за город — там зверям лучше. "Главные события в жизни профессионального питомника — чемпионаты Европы и мира, их мы посещаем обязательно. В том же, что касается репродукции, нет четкого графика: в течение года у нашего питомника может быть две-три вязки, а может не быть ни одной",— говорит Марина. Задача этих свиданий не в получении ликвидного потомства, а в том, чтобы в результате очередной вязки воссоздать идеал — международный стандарт породы. "Поэтому воплощаются безумные, как вам может показаться, затеи вроде покупки аргентинского дога в Аргентине",— говорит Марина Русакова.

Одна такая собака стоила $5 тыс. и досталась питомнику через знакомых, по большому блату — лучших животных западные заводчики в Россию редко отпускают. Дело в том, что Россию не без оснований считают страной, где нечистоплотные владельцы наживаются на котятах и щенках. И это действительно так. Львиная доля котят и щенков, продаваемых на птичьих рынках и даже в зоомагазинах, появилась на свет в обход принятых правил разведения породистых животных. "В большинстве случаев питомник зарабатывает много, если вязки поставлены на поток",— говорит Марина Русакова. Такой щенячий острог обычно представляет собой нежилую квартиру: неприятный запах, вдоль стен — клетки с собаками, которые проводят там всю жизнь. В лучшем случае их потомство просто не соответствует стандартам породы, в худшем щенки или котята больны. Беспроблемных чистокровных зверей можно купить в профессиональных питомниках. Они редко приносят прибыль своим владельцам, потому что требуют серьезных вложений.

Дорогие друзья
Некоторые породистые животные весьма недешевы. В плане цен (и на котят, и на щенков) Москва опережает регионы примерно на 20%, хотя цены сопоставимы, если речь идет о выдающемся питомнике или специфической породе. Лидеры среди кошек — мейнкуны (в столичном питомнике — 50-60 тыс. руб.), канадские сфинксы (35-40 тыс. руб.) и британские короткошерстные (25-30 тыс. руб.). Среди собак дороги австралийские пастушьи и пиренейские мастифы (около 130 тыс. руб.), джекрасселтерьеры и биверйорки (90 тыс. руб.). За норвичтерьеров просят до 150 тыс. руб.

Может показаться, что любой владелец суки одной из этих пород может рассчитывать на регулярный заработок от продажи щенков, а хозяин кобеля — от вязок. Но это не так. Организовать для питомца свидание с подходящей собакой (а дорого стоит лишь потомство лучших представителей породы) непросто. Часто договоренность покупателя щенка с заводчиком предполагает, что последний берет на себя все заботы по вязке животного и распространению потомства или же зверь продается с условием кастрации/стерилизации. Частник, конечно, может нарушить все договоренности, но через неофициальные каналы продаж — газеты бесплатных объявлений или перекупщиков — много он все равно не получит.

Профессиональные питомники тоже приносят прибыль, лишь если работают с модными породами, теми же норвичтерьерами, и при этом не особо тратятся на участие в выставках.

Единственный приз на самых престижных выставках — ламинированный квадрат бумаги с описанием чемпиона на языке страны-организатора. "Для питомников выставки — это возможность отчитаться перед коллегами о проделанной работе,— говорит Наталия Кукушкина, владелица питомника кошек "Лия".— Кошки участвуют в таких смотрах обычно один-два раза в год, коты — до шести раз. Кошки реже находятся в выставочной кондиции (беременность и роды всему виной)".

Регистрация для участия в российских выставках обходится хозяину пса-конкурсанта примерно в €50, в европейских смотрах — до €100. С учетом расходов на транспорт, проживание в гостинице и т. д. поездка за границу на выставку может стоить до €1,5 тыс. на собаку. "Столько мы потратим на предстоящую поездку в Ирландию,— говорит Марина Русакова.— Получится взять не более трех собак, если бы мероприятие проводилось ближе, привезли бы пять-восемь". В России всего одно шоу европейского уровня — это выставка "Евразия" в "Крокус Экспо". Там участвует 6-7 тыс. животных, на зарубежных выставках бывает до 15 тыс. участников, и они готовы не зарабатывать, а тратить.

Размножение заводчиков
По данным Международной федерации кошек (World cat federation — WCF) и Российской кинологической федерации — организаций, в которых профессиональные заводчики должны регистрировать свою деятельность,— в России сотни клубов, а питомников, которые в них состоят,— тысячи. Чтобы добиться регистрации в Международной кинологической федерации, будущий владелец питомника должен получить ветеринарное или кинологическое образование, подойдут и курсы дрессировщиков.

Клуб — объединение нескольких питомников по принципу породы. Питомники бывают двух видов: или питомник, не являясь самостоятельной единицей, проводит вязки только через клуб, в котором состоит, или реализует племенную программу самостоятельно.

"Поначалу удобнее работать через клуб",— отмечает Елена Мамигонян, владелица питомника "Корона России", где разводят похожих на медвежат зенненхундов. Например, когда у заводчицы было только две собаки, клуб помогал подобрать привозных производителей и оформлял необходимые документы. Спустя несколько лет, когда животных стало больше, появился смысл в самостоятельном существовании питомника — под собственным названием.

Значительная часть клубов и питомников находится в Москве и области. Но если за МКАД, скажем, практически не разводят аргентинских догов, то Челябинск — город немецких догов, а в Смоленске живут лучшие в стране пшеничные терьеры. То же — с кошками. По оценке WCF, Москва не является центром разведения каких-либо пород, хотя новые животные появляются здесь раньше — например, так было с тойгерами, кошками тигрового окраса.

Питомник британских кошек-шиншилл Peppercats появился девять лет назад, хотя свою первую кошку-шиншиллу его владелица Татьяна Кречетова купила на ВВЦ еще в 1992 году. Когда кошка подросла, обнаружилось, что подходящего кота для вязки нет: высококлассных животных, привезенных из-за рубежа, тогда было крайне мало, и почти все местные кошки находились в таком тесном родстве, что о качественной селекции не могло быть и речи.

Заводчице повезло: ее сын женился на девушке из Шотландии, и та, воспользовавшись описанием заводчицы, нашла подходящего кота в одном из британских питомников. Но еще три года прошло в поисках других животных, которых можно было бы использовать в племенной работе. "У меня было две кошки и один кот, и продажей котят даже не удавалось покрыть расходы питомника, когда одна из моих коллег-заводчиц сообщила, что может привезти мне кошку из-за границы",— рассказывает Татьяна Кречетова. Через полтора года в питомнике появился еще один британец, и наконец начали рождаться достойные котята, похожие не того идеального кота, которого Татьяна, по ее словам, все эти годы словно видела перед глазами.

У заводчиков собак в России схожие проблемы с поисками партнеров для питомцев. "Некоторые заводчики в племенной работе делают ставку на сук, стараются вязать их только с заграничными кобелями, другой вариант — когда в питомнике держат преимущественно кобелей и приглашают к ним на вязку российских сук,— говорит Марина Русакова.— Мой питомник старается выезжать на вязки за границу — в России всего полдесятка активных питомников аргентинских догов".

"Со мной западные коллеги отказывались сотрудничать, пока я не подготовила анализы, показавшие, что у моих кошек нет генетических заболеваний",— отмечает Наталия Кукушкина. И если тесты, необходимые для кошек мирового уровня, делают в России, то с псами сложнее. "У нас практически нет возможности сделать тесты, позволяющие выявить у собак генетические проблемы, из-за которых их лучше не использовать в разведении",— говорит Марина Русакова. Самый важный тест, рентген на дисплазию (неправильное развитие) суставов, в России сделать можно, но, например, чтобы проверить слух, приходится ехать в Финляндию. Во многих западных странах вязка без полного набора тестов невозможна, в России все зависит от конкретных заводчиков.

"И все же раньше договориться с иностранцами о вязках было сложнее,— считает Елена Мамигонян.— Сейчас, если у собаки есть основные тесты на дисплазию суставов и инфекционные заболевания, договориться обычно удается. Тем более что на Западе заводчики иногда не допускают прямого контакта между собаками и настаивают на искусственном оплодотворении".

Трудности выращивания

В питомнике аргентинских догов "Из лунной стаи" продажа щенков в лучшем случае покрывает 30% годовых затрат (основная часть которых — выставки), хотя каждый щенок и может стоить до €1 тыс. Еще нужно учесть, что месяц выращивания помета, расходы на корма, витамины и вакцинацию съедают стоимость одного щенка.

По правилам WCF, кошка не должна рожать котят чаще трех раз за два года. "Считается, что питомник кошек — это бизнес,— говорит Наталия Кукушкина.— Мои пять кошек могут родить не больше семи-восьми пометов в год, в среднем 35 котят. Питомник заработает от их продажи не более 700 тыс. руб.— котята рождаются разные по уровню и качеству". У Наталии есть и коты, но она не берет для вязок кошек со стороны: в России, по ее словам, риск занести в питомник опасное заболевание слишком высок. Но если такая практика в питомнике заведена, он имеет еще одну статью дохода: каждое свидание с породистым котом оплачивает хозяин кошки, стоимость вязки — 2,5-16 тыс. руб.

Расходы же питомника — около миллиона рублей в год. Они складываются из стоимости питания (мясо, консервы, витамины и корма премиум-класса — это около 480 тыс. руб. в год), услуг ветеринара (120 тыс. руб.), участия в выставках (300 тыс. руб.) и размещения рекламы в интернете или профильных СМИ (120 тыс. руб.).

У многих собачьих питомников при стоимости щенков, сопоставимой со стоимостью котят, расходы существенно выше. Но зарабатывать все же возможно.

В начале 1990-х Нина Яниковская, владелица питомника норвичтерьеров и джекрасселтерьеров "Янни", занялась разведением кошек. "У меня были британские вислоухие кошки, самые на тот момент дорогие — $2-3 тыс. за котенка",— вспоминает заводчица. В 1996 году по просьбе сына она купила суку английского мастифа, которая в первый раз принесла одного щенка, а во второй — семь. Продав их, Нина Яниковская смогла купить кобеля и суку породы джекрасселтерьер — мода на собаку героя фильма "Маска" набирала обороты. Так питомник стал коммерческим предприятием.

"Удобные, красивые и веселые собаки" оказались прибыльными, и заводчица смогла привезти из-за границы норвичтерьера. "Тогда в России было несколько закрытых питомников, где норвичей выращивали для отправки в США — соотечественникам щенков не продавали",— рассказывает Нина Яниковская. Сейчас в ее питомнике десять животных: четыре джекрасселтерьера и шесть норвичей. "Я делаю ставку на эту породу,— говорит Нина Яниковская.— Когда закончу строительство дома, перевезу собак туда и смогу завести новых, в том числе больших пород".

На содержание одной суки Нина Яниковская тратит 54 тыс. руб. в год (12 тыс. стоит корм, 2 тыс.— прививки, 12 тыс.— стрижка, 6 тыс.— участие в выставках, 15 тыс.— вязки с кобелями из других питомников и 7 тыс.— услуги ветеринара). Содержание кобелей обходится дороже (59 тыс. руб.), в основном за счет того, что на их участие в выставках тратится не 6 тыс., а 30 тыс. руб.

При этом годовой доход от одной суки в питомнике "Янни" составляет 200 тыс., от одного кобеля — 280 тыс. руб.

"Даже если питомник делает ставку на сук, выгодно и удобно держать своего кобеля,— отмечает Нина Яниковская.— Если у чужого пса инфекция — это риск заразить суку и потерять помет. Другое преимущество в том, что, покупая щенка, люди хотят увидеть не только его мать, но и отца. Кроме того, хорошие кобели приносят не меньше, чем суки, и это сравнительно легкие деньги". Так, норвич, который всего два месяца назад был куплен заводчицей за $3 тыс. в Швеции, уже успел повязаться пять раз, заработав $3,5 тыс.

"За джекрасселтерьерами просто ухаживать, они многоплодные и легко рожают, поэтому их разводят уже многие,— говорит Нина Яниковская.— Я ждала понижения цен, но нет, они по-прежнему стоят €1-2 тыс., а норвичи и вовсе дорожают — €1,5-3 тыс.".

Зенненхунд из "Короны России" Елены Мамигонян в день съедает трехсуточный рацион норвича. "В месяц на кормежку собаки тратится 3 тыс. руб., при этом наши щенки в последнее время подешевели до 15-30 тыс. руб.",— говорит заводчица.

В общем, разведение породистых собак и кошек, если не брать считаные породы, находящиеся на пике популярности, бизнесом можно считать с большой натяжкой. Действительно, среди владельцев профессиональных питомников вряд ли можно встретить людей, которые бы не были помешаны на своих животных. На Западе, к слову, эту деятельность традиционно практически не воспринимают как коммерческую. Собак за рубежом обычно разводят люди, чей доход не зависит от вязок и продажи щенков.

ОЛЕГ ХОХЛОВ

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1138686
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments