Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Игры с тещей

ДЛЯ КОГО ПИШУТ НОБЕЛЕВСКИЕ ЛАУРЕАТЫ

Нобелевские лауреаты пишут. В этом не приходится сомневаться как и в том, что нефть то дорожает, то дешевеет. Но при этом аналитики, а вслед за ними брокеры и финансисты всех мастей с упорством достойным изучения, играют в игру под названием “угадай, когда приедет теща”. Суть этой игры в том, чтобы вовремя вернуть себе семейные деньги, вложенные в покупку водки, при этом не умудриться “пролететь”, иначе теща тебя просто “убьет”. Ни до, ни вовремя игры, ни после ее окончания, никто не читает нобелевских лауреатов. Хотя те продолжают писать с ни меньшим упорством, чем это делают весельчаки от семейного бизнеса.
Если прислушаться к одному философу, который утверждал, что под всякой случайностью лежит основание, то мы можем предположить, что загадочная цена нефти определяется чем-то более существенным, чем заклинание шамана или ежедневные гадания на кофейной гуще нефтяных брокеров. Мы также можем предположить, что это что-то, более существенное, каким бы сложным не был процесс, поддается математическому описанию.Не тому описанию, которое выявляет тренды и ожидания, по своей сути показывающие лишь сам процесс, а то описание, которое может нам дать ответ, почему тренд был возрастающий или почему тренд был убывающий на определенном промежутке времени и почему он будет таковым в будущем. То есть то описание, которое вскрывает причину роста или падения.
При этом мы должны принять некоторые допущения, чтобы перейти от спиритизма к науке. Мы должны понимать, что нефть это не магический объект, а всего лишь обыкновенный товар, такой как все другие товары, имеющие свою стоимость, потребительную стоимость и общественно необходимую стоимость, которые определяют издержки и цену, а также обеспечивают свободный обмен этих товаров на рынке. Другим не менее важным допущением будет то, что обмен осуществляется на деньги - товар, который отражает реальный обмен, и что этот реальный обмен совершается в соответствии с законом соответствия денег реально обменивающимся товарам. Приняв эти допущения мы можем смело утверждать, что цена нефти будет определяется ее количеством и количеством денег, на которые ее можно купить. Эти два сообщающиеся сосуда экономики взаимно зависимы и играют основную роль в ценообразовании обыкновенного товара, каким является нефть.
Мы знаем, что в мире существуют потребители нефти: нефтеперерабатывающие и химические заводы, транспорт, правительства покупающие некоторый запас и спекулянты, везущие нефть из районов добычи в большие хранилища. Объем этого потребления определен и он ограничен техническими характеристиками и техническими объемами каждого из объектов потребления. Мы также точно знаем, сколько новых заводов строится, где они строятся и каков их объем потребления. Нам известно и то, как другие сегменты увеличивают свое потребление, и сколько понадобится нефти, чтобы удовлетворить их потребности. Ни один в мире завод не простаивает из-за нехватки нефти. Каждый владелец автомобиля может залить себе полный бак бензина, не опасаясь того, что другим не хватит этого товара. Правительства планируют свои запасы на год вперед, а спекулянты в своем приятном занятии ограничены объемом нефтяных терминалов и морских танкеров. Физические объемы добычи точно спланированы, поэтому банкиры выдают указание своим брокерам и обеспечивают их деньгами для покупки и продажи нефти, не опасаясь за неэффективность столь хлопотного занятия, каким является торговля на нефтяной бирже. Денег на этом рынке ровно столько, чтобы обеспечить обмен реальной нефти на реальное потребление.
Если потребление, товаров произведенных в отраслях стоящих на втором, третьем, четвертом и т.д. переделе нефти по каким-либо причинам падает, то первый удар принимают брокеры, которые залили нефть в хранилища и танкеры и, которым некуда ее девать, так как нефтеперерабатывающие заводы сокращают свои потребности, и прежде всего на спекулятивные потребности, которые в лучшие времена обеспечивают им лучшую цену покупки. Денег на этом рынке относительно становится мало, а нефти - относительно много. Цена нефти начинает движение вниз. Добычу нефти начинают сокращать, чтобы выровнять нефтяное “давление” на рынок, чтобы остановить снижение цены. Деньги никуда не исчезли, просто они оказались заморожены в уже добытой и купленной нефти. Ни банкиры ни брокеры не знают куда деть излишек нефти. Вернее они знают, но не могут сразу вывести излишек с этого рынка. Общественно необходимая стоимость нефти снижает ее цену. Должно пройти определенное время, чтобы часть нефти превратилась в деньги и они были направлены в другие отрасли человеческой деятельности. У производителей нефти появляется навязчивая идея поговорить о справедливой цене.
Но иногда случаются прямо противоположные события. Если, по каким-либо причинам добыча нефти снижается, то брокеры первые узнают о радостном событии, так как заказы остаются прежними, а количество нефти в хранилищах и танкерах уменьшается. На рынке появляются “лишние” деньги. Цена нефти начинает движение вверх. Брокеры правят бал и ходят королями. Они великие махинаторы, становятся великими распределителями.
Банкиры уже охотно выдают распоряжение своим брокерам и начинают кредитовать сторонних брокеров, закупая часть нефти впрок и, соответственно, увеличивают “давление” денег на рынке нефти. Необходимо время, чтобы нефтяные компании устранили причину сбоя и увеличили добычу нефти, а цена выровнялась в соответствии с наличными деньгами. Если причина не устранима, то также потребуется определенное время, чтобы деньги были выведены в другие отрасли человеческой деятельности. Все это время цена на нефть будет высока, воскрешая к жизни дискуссии теперь уже со стороны потребителей о справедливой цене.
Все эти процессы и понижение спроса на нефть, и понижение добычи происходят не сразу. За исключением войн или катастроф, процесс сглаживается большим количеством посреднических звеньев переделов нефти и движения денег, а колебание цены на нефть точно соответствует нарушению баланса нефть-деньги.
Нам также известно, что нефтедобывающие компании и нефтеперерабатывающие компании очень близки друг к другу через форму акционерного капитала, а некоторые являются и теми и другими одновременно. Поэтому может возникнуть иллюзия, что договорившись они могут повышать безнаказанно цену на нефть. Но все упирается в наше с вами потребление и в наши с вами экономические возможности по этому потреблению. Повышение цены должно соответствовать нашему потреблению иначе все остановится через определенное время. Законы капитализма еще никто не отменял, а значит стремление производителя продать свой товар по средней, общественно необходимой цене присутствует и на рынке нефти.
Нобелевские лауреаты, и не только они, подметили одну особенность денег, без которой понимание процесса ценообразования нефти будет неполным. Деньги, там где они появляются, стимулируют рост производства, до тех пор пока спрос будет удовлетворен полностью. Если денег в той или иной отрасли не хватает, то производство испытывает финансовый голод и процесс идет к уменьшению производства. Здесь и ниже мы говорим только об относительном отклонении баланса нефть-деньги, когда деньги имеются, но их больше или меньше необходимого количества в данный момент, чтобы удовлетворить реальный оборот и обмен товаров.
Зная все выше перечисленное, мы можем утверждать, что цена нефти определяется следующими противоположно направленными событиями: увеличением количества денег на этом рынке, уменьшением добычи и ростом производства в других отраслях, как и наоборот уменьшением денег, увеличением добычи и падением потребления - падением производства в других отраслях деятельности общества. Первые три события повышают цену нефти, а последние - понижают. Так как процессы можно свести к наличию определенной величины денег, наличию определенной величины добычи - уровню производства нефти и определенной величины потребления - уровню производства в других отраслях, то функция цены нефти зависит от трех переменных. В точном определение этих переменных и состоит трудная задача. В обычной жизни современного информационного капиталистического общества имеются огромное количество индикаторов, которые определяют тенденции и соответственно уровни всех трех показателей, а также их отклонения. Это позволяет делать довольно точные прогнозы до тех пор пока в естественный ход вещей не вмешивается наша глупость, подкрепленная демагогией о благе и заботе о гражданах отдельного национального государства. Мир стал един, даже несмотря на до сих пор существующие национальные границы, как отражение нашего славного прошлого.
Еще недавно, только ленивый не рассказывал о том, что нефти в мире становится мало и поэтому цена на нее растет и будет расти до конца света, а также о том, что наступила эра дорогой нефти. И вдруг с середины 2008 года нефти в одно мгновение стало очень много, настолько, что цена ее упала в 3,5 раза. Зная какие причины определяют ценообразование, мы должны предположить, что или ее добыча возросла в 3,5 раза или в 3,5 раза упало ее потребление. Ни то и ни другое событие не происходило в таких масштабах. Значит третий фактор влиял на ее ценообразованием. Таким фактором, как мы знаем, являются "лишние" деньги на рынке нефти. Другой вопрос откуда они появились в таком количестве, что сначала вздули цены, а потом так быстро исчезли, что обрушили весь рынок? Неужели где-то в недрах человеческого общества появилась отрасль, что произвела такое количество востребованных товаров и получила такое количеств денег, что не зная куда их деть, направила их в нефтяной сектор, а потом опять изъяла их с рынка нефти по неведомым экономическим каналам?
Действительно такой отраслью, которая создает огромное количество денег является дефицит американской экономики. Дефицит, который в огромной степени обусловлен десятью триллионами государственного долга (10,7 трлн на 3 января 2009 года).[1] Весь дефицит покрывается печатанием бумаги имеющей удивительное сходство с деньгами. Эти эрзац деньги поступают не только на рынок нефти, но и в другие сектора экономики. Они распространяются через все возможные каналы мировой экономики нарушая ее баланс и функционирование. Вначале происходит рост экономики, на них производятся товары, которые не могут быть потреблены в ожидаемый промежуток времени. Эрзац деньги вызывают естественным образом инфляцию - рост цены в тех отраслях, где они появляются и аккумулируются. Затем наступает коллапс. Товары уже невозможно продать и все стараются спасти свои деньги, рынок рушится, цены обваливаются вниз, ударная волна банкротств сметает целые состояния. Эрзац деньги в одно мгновение исчезают в черной дыре кризиса. Рынок напоминает нам о законах по которым он функционирует, а нарушение этих законов выливается в кризис перепроизводства или товаров или денег.
Что же происходило на рынке нефти последние 10 лет, с учетом того, что печатание бумаги похожей на деньги возрастало, а рынки, куда они направлялись, не могли их “переварить”? В 1995 году цена нефти равнялась в среднем 107 долларов за тонну или в переводе на баррель 14 долларов. Через пять лет она выросла до 175 долларов за тонну и 23 доллара за баррель. Два года спустя она снизилась до 154 долларов за тонну и с тех пор ее рост продолжался до 2007 года, прибавляя ежегодно по 13, 30, 46, 25, 14 процентов достигнув отметки в 470 долларов за тонну или 62 доллара за баррель.[2] Но ипотечный рынок в августе 2007 года рухнул. Спасая эрзац деньги банки устремились на другие ликвидные рынки вызывая там ажиотаж, спрос и подъем цен[3]. Рынки нефти и продуктов питания стало лихорадить. Цена нефти взлетает до заоблачных высот - 1100 долларов за тонну или 145 долларов за баррель. Но если перепроизводство наступило, то оно наступило. Все заговорили о продовольственном кризисе, так как развивающиеся страны не могут покупать продовольствие по высоким цена. Цена на удобрения бьет рекорды. Перепроизводство товаров возникло во всем мире, потому что мир, как пылесос, всосал эти 10 триллионов эрзац денег, на которые было произведено огромное количество разнообразных товаров от автомобилей до удобрений. Такое огромное количество товаров мир не может потребить в силу ограниченности капиталистических отношений. В таких случаях, обычно, мир останавливается и списывает за счет банкротства “лишние” деньги. Экономическая система выравнивая соотношение товаров и денег, наводит порядок в том хаосе, который создал человек.
Кризис 2008 года “списывает” 3 триллиона долларов. Спад производства в 4 квартале, дополнительно вызывает падение спроса на нефть. Исчезновение такого огромного количества денег вызывает мгновенное “перепроизводство” нефти. Нефти становится относительно много, настолько что цена ее падает до 246 долларов за тонну - 32 доллара за баррель.[4] Но в этот естественный ход событий опять вмешивается человек в виде правительств ведущих стран мира. Благодетели, которые первыми способствовали кризису, стали спасать свою систему. По всему миру происходит накачка эрзац денег, которые хранились в закромах центральных банков. Искусственно поддерживаются банкроты всех мастей, начиная от банков и заканчивая нерентабельными предприятиями. И тут же появляются статьи утверждающие, что цена нефти должна находится на уровне 75 долларов и она, скорее всего, будет расти до указанной отметки.
Существует закон: количество финансовых и торговых брокеров прямо пропорционально количеству эрзац денег. Чем больше эрзац денег тем больше спекулянтов на рынках. Этот непреложный закон капиталистических отношений должен вселять надежду тем, кто летом 2008 года потерял свою “не пыльную” работу, так как мировая экономика снова получила пинок для ускорения виде 1,8 триллионов и планирует еще получить 1,5 триллионов эрзац долларов в ближайшие месяцы. Безусловно, цены на нефть начнут расти, как и то, что доллар будет падать в цене, потому что это вовсе не доллар, а только его жалкое подобие. Завершится этот экономический пир во время чумы новым глобальным кризисом, который окончательно спишет эрзац доллары в мусорную корзину, восстановит отношения спроса и предложения, соответствующие реальному потреблению, а значит реальному обороту товаров. Переориентирует рынки на новые технологии и создаст условия для внедрение более эффективных производств по сравнению с имеющимися.
Отсюда мы можем понять механизм быстрого выхода из кризиса. В сфере производства общество не должно поддерживать частные компании, ставшие банкротами. Общество не должно спасать неэффективные производства. Тогда максимум через 3-6 месяцев производство наберет темпы строго в соответствии с потреблением. Общество должно девальвировать свою валюту. В будущем предупреждении кризисов общество не должно допускать дефицита бюджета, как соблазн напечатать бумагу очень похожую на деньги.
Нобелевские лауреаты каждый на свой манер описывают, приведенные в этой статье процессы и взаимосвязи, но их читает только узких круг людей, таких же сумасшедших как и они.
http://sites.google.com/site/marxeconomy/pub/pub9

Спасибо[info]w_crisis
Tags: Экономическое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments