Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

И стала гораздо дороже цена, чем то, что куплено ей









Сергей Шоргин

ГОНЕЦ

Он семеро суток скакал по степи,
Сбивая подковы в прах.
Полынь шелестела ему: "Не спи,
Во сне одолеет страх".

Без сна и покоя по черной земле,
Встречая в седле рассвет,
Он несся сквозь сёла подобно стреле,
А люди глядели вслед.

Он нес королю долгожданную весть,
О том, что проучен враг,
Что сбита навеки соседская спесь;
И мчался сквозь дождь и мрак,

Сквозь горы и долы, рассветы и тьму,
Не слыша слова "отбой"...
И стала дорога ценнее ему,
Чем то, что он вёз с собой;

И стала гораздо дороже цена,
Чем то, что куплено ей;
И скачка семь дней без покоя и сна -
Важнее всех королей.

И вот они, башни и шпили дворца;
Там дар его щедрый ждёт -
Король наградит, без сомненья, гонца,
Что весть такую несёт.

Он спрыгнул с коня у трактирных дверей
И крикнул: "Обед подать!
И в замок посланье доставьте скорей,
Его там устали ждать;

Награда - для вас. А ответный пакет
Наградою будет мне;
Когда сквозь оконце проглянет рассвет,
Вновь буду я на коне".

март 2003


ЩЕНОК

Мне на плечи кидается век-волкодав...
(О.Мандельштам)

В новогоднюю ночь не смежили мы век,
Волкодаву сплетая венок.
Нам на плечи не прыгнул родившийся век:
Он пока еще только щенок.

Он пустыми глазами глядит на меня,
Робко тянется носом к рукам...
Лишь недавно отца-волкодава сменя,
Он еще не опасен волкам,

Он пока не принес сокрушительных бед...
Но однажды завоет, узнав,
Что отцом его все-таки был людоед,
Хоть и звали отца: волкодав.

Он прозреет, окрепнет, узнает людей,
Заблестит под луной его мех...
Он живущих сегодня - и нас, и детей, -
Пережить собирается всех.

Что же, с ним мы пройдем предстоящие дни,
С ним придется по-новому выть...
Но появятся вскоре на свете они -
Те, кто будет его хоронить.

январь 2001

ИЗ ПРИТЧЕЙ СОЛОМОНОВЫХ

Три вещи непостижимы для меня, и четырех я не понимаю:
пути орла на небе, пути змея на скале, пути корабля среди моря
и пути мужчины к девице. (Книга Притчей Соломоновых, 30:18,19)

Три явленья зовут размышленья мои,
А четыре - я не понимаю:
Путь орла в небесах, путь по скалам змеи,
Долгий путь корабля вдоль лазурной струи;
Путь в разлуке с тобой, дорогая.

Три свершенья наступят - я слово даю,
О четвертом - судьбу умоляю:
Небо примет орла, скроют камни змею,
Судно в гавань однажды вернется свою;
И ты встретишь меня, дорогая.

март 2003

ЧАСОВОЙ

Он стар. Он очень стар и болен.
Слабеют руки. Хуже слышит.
Но он покинуть пост не волен,
Покуда нет решенья свыше.

Назначен он стоять у двери,
Что помнит первого прелата;
Он строит мост - и свято верит,
Что этот мост ведет куда-то.

Поставлен старшим над планетой,
И выше нет авторитета;
На все вопросы жизни этой
Не вправе он не дать ответа.

И он дает, дает ответы,
И держит проповедь в волненьи,
И колесит по странам света,
Не получая увольненья.

И взгляд скользит по небосводу...
Но самый главный Разводящий
Не хочет дать ему свободу,
Не хочет видеть взгляд просящий.

Но часовой не дрогнет в вере,
И труд свой тяжкий не оставит,
И на посту у древней двери
Он, словно Иов, Бога славит.

Сей подвиг не ценить негоже,
Все уважают веру эту...
Но минут годы - и за что же
Помянут бывшего поэта?

Войдет в историю не вера,
А то, что об его служенье
Споткнулась красная химера
И начала свое паденье...

январь 2003
Tags: Поэзия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments