Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Падает, падает

культурный уровень . Надо сказать уже веками падает и падает. Баллады, астролябии, плюмажи и контрдансы, все в прошлом и сходу не разберешь, что, в каком веке.
Но похоже ускорение технического прогресса все-таки прямо пропорционально скорости усыхания культурного слоя. Человеческий материал, в прямом, физиологическим смысле, не поспевает. В головах остаются отдельные фрагментарные постулаты. Один из них о необходимости получения высшего образования детьми. Когда речь идет о сыновьях это убеждение бетонируется мыслью о грядущей армии.
Образование любой ценой. В это понятие теперь зачастую вкладывается не идея круглосуточных бдений под настольной лампой по принципу - "красный диплом - синяя морда, синий диплом - красная морда". В большинстве случаев речь идет о престижности платных учебных заведений. Детки принимают этот дар, как форму жизни вместе с навороченной электроникой и экзотическим отдыхом. Как показывает мой опыт, если задать им вопрос, за что плОчено, за корочки или за знания, подавляющее большинство ответит "за знания", но лукавый взгляд выдаст прочно укоренившуюся мысль, что получить бы корочки, а там, помахав ими,мы умненькие и способненькие буратиночки найдем себе место в жизни.

Под катом невеселая статья на эту тему на примере нашего флагмана - МГУ.

Преступление под названием «Юридический факультет»
Журнал «ЗАКОН»
№ 3, март 2009 г.


Томсинов В.А. - заведующий кафедрой истории государства и права юридического факультета МГУ им. MB. Ломоносова, доктор юридических наук, профессор



Тема плачевного состояния юридического образования в России стала в последнее время столь же модной, как и тема экономического кризиса. Она поднимается на различных научных конференциях и совещаниях, ей посвящаются многочисленные газетные и журнальные статьи. При этом главная причина упадка юридического образования видится в существовании слишком большого количества юридических вузов, не имеющих надлежащего материального и кадрового обеспечения учебного процесса.

Так, выступая 27 марта 2008 г. на совместной коллегии Генеральной прокуратуры РФ и Министерства образования и науки РФ, министр А.А. Фурсенко высказал мнение, что до 40% выпускников юридических вузов в нашей стране — «некачественные специалисты», что лишь 20—30% студентов получают хорошее юридическое образование1. О состоянии юридического образования в России А.А. Фурсенко говорил и в своей речи на конференции «Эффективность законодательства и современные юридические технологии», которая проходила 30 мая 2008 г. Отметив, что «сегодня в России более 700 тысяч студентов, которые получают дипломы юристов», он сказал: «Я не хочу никого обижать, но если 10—15 процентов этих людей получают реальное достойное юридическое образование, то это, может быть, и не самый плохой результат»2. В качестве меры по исправлению данной ситуации министр образования и науки предложил ликвидировать большую часть из созданных в последние полтора десятилетия юридических факультетов и сосредоточить подготовку юристов «в классических университетах или специализированных юридических вузах»3.

Действительно, размножение юридических вузов приняло в России в последние пятнадцать лет небывалые в мировой истории масштабы. Их количество увеличилось по меньшей мере в тридцать раз. При этом юридические факультеты создавались не только в гуманитарных, но и в технических4 и сельскохозяйственных вузах, и даже на базе бывших техникумов.

В СССР подготовку юристов осуществляли 52 вуза. В современной же России действует по различным данным от 1165 до 1500 юридических вузов. Десять лет назад их было, очевидно, еще больше, поскольку многие созданные тогда для обучения по специальности «юриспруденция» негосударственные учебные заведения к настоящему времени по разным причинам прекратили свою деятельность5.

Столь огромное количество юридических вузов невозможно обеспечить достаточным числом квалифицированных преподавателей и подготовленных к усвоению юридических наук студентов. И это действительно является одной из причин резкого понижения качества российского юридического образования в целом. В его систему пришло большое число людей, слабо подготовленных к преподаванию юридических наук.

Соответственно резко упало и качество юридической литературы — учебников, учебных пособий и монографий. Конечно, и в дореволюционную эпоху, и в советский период выходили слабые произведения, но все же их было не так много, как в наши дни.

Атмосфера нетерпимости к невежеству, к непрофессионализму среди русских профессоров-правоведов была настолько густой, что сквозь ее толщу мало чего невежественного пробивалось. А сейчас картина прямо противоположная: произведения высокого научного уровня просто теряются в массе откровенно невежественных опусов, заполонивших нашу юридическую литературу. И никакой критики. Разве что факты откровенного плагиата заставляют встрепенуться иногда авторов, у которых крадут страницы и даже целые главы написанных ими книг6.

Ужесточение государственных требований к качеству преподавания юридических дисциплин в негосударственных вузах и связанное с этим резкое сокращение их количества, безусловно, будет способствовать улучшению ситуации в системе современного российского юридического образования. Однако вряд ли эти меры приведут к ее существенному оздоровлению.

Главнейшие беды современного юридического образования коренятся, на мой взгляд, не в огромном, превышающем всякие разумные пределы количестве негосударственных вузов, неспособных обеспечить необходимый уровень подготовки юристов, а в состоянии юридических факультетов государственных университетов.

Большинство негосударственных юридических заведений прекратят в ближайшие годы свою деятельность сами, без каких-либо усилий со стороны Министерства образования и науки, — особенно те из них, которые были созданы только для получения материальной выгоды. Негосударственное юридическое образование перестает быть прибыльным бизнесом. Экономический кризис резко уменьшил число семей, способных оплачивать обучение своих детей в вузах. С другой стороны, диплом юриста утратил прежнюю привлекательность, а многие просто осознали, что сам по себе документ об окончании юридического учебного заведения без основательных юридических знаний ничего не стоит. Проблема сокращения количества негосударственных вузов, неспособных дать качественное юридическое образование, решится поэтому во многом сама по себе, естественным путем. Иной характер имеют проблемы, с которыми сталкиваются в настоящее время юридические факультеты государственных университетов.

Обильная пена негосударственных юридических вузов, покрывшая в лихие 90-е годы XX в. вытекавшую из советского времени реку государственного юридического образования, скрыла под собой истинное ее состояние, а именно тот факт, что воды этой реки сильно помутнели.

Существование большого количества негосударственных учебных заведений, не имевших квалифицированных преподавателей юридических наук и в достаточной мере подготовленных к учебе в вузе студентов, способствовало поддержанию иллюзии, что в государственных университетах юридическое образование сохраняет свой высокий уровень, которым оно отличалось в прежние эпохи. Сравнение юридического образования в государственных университетах с подобным образованием в негосударственных вузах лишь в очень редких случаях отдавало преимущество последним: как правило, при таком сравнении выигрывали первые.

Между тем среди первокурсников юридических факультетов государственных университетов с каждым годом увеличивалось число лиц, слабо подготовленных к учебе в юридическом вузе. Среди получающих дипломы об их окончании заметно возрастало количество молодых людей, не обладающих и самыми элементарными познаниями в праве7.

Из разговоров с преподавателями юридических факультетов государственных университетов мне известно, что при объяснении причин такого явления на заседаниях Ученых советов данных вузов часто говорят об упадке школьного образования, о низком уровне обучения в средних школах, не позволяющем их выпускникам приобрести необходимые для обучения в высшем учебном заведении знания, способности, навыки. В этом нельзя не видеть некоторого лукавства. Наша средняя школа действительно пребывает в настоящее время в ужасном состоянии (во многом по причине деградации общества и правящего слоя). Но нельзя забывать, что на юридический факультет приходят учиться не любые выпускники средних школ, но лишь те из них, кто успешно сдал вступительные экзамены. Это ведь означает, что именно в системе отбора молодых людей для учебы на юридическом факультете следует искать причины, по которым в числе студентов оказываются лица, неспособные усваивать элементарные сведения о праве и понимать смысл простейших юридических категорий.

Внешне отбор студентов на юридические факультеты государственных университетов мало изменился за последнее пятнадцатилетие. Как и прежде, абитуриенты сдают вступительные экзамены. В 1970—80-е годы писали сочинение и сдавали устные экзамены по русскому языку и литературе, истории СССР и иностранному языку. В 1990-е годы и по настоящее время пишут сочинение, сдают письменный экзамен по обществознанию и устные экзамены по истории России и иностранному языку. Но все это внешне, формально.

А фактически такое явление, как «вступительные экзамены на юридический факультет государственного университета», в нашей стране в течение последних пятнадцати лет если где и существовало, то почти полностью ликвидировано. Любой, кто утверждает обратное, — это или обыкновенный лицемер, или... декан юридического факультета.

Вместо вступительных экзаменов возникла довольно изощренная система протаскивания в студенты заранее отобранных руководством факультета и университета молодых людей. Данная система весьма любопытна, но введение с текущего года приема в студенты юридических факультетов, как и в другие обыкновенные вузы, по результатам ЕГЭ, лишило ее актуальности, и поэтому описывать саму ее в настоящей статье более или менее подробно кажется излишним. Однако о влиянии указанной системы на внутреннюю жизнь, атмосферу юридических факультетов говорить не только вполне уместно, но и просто необходимо, потому что общим результатом внедрения этой системы на юридических факультетах стало превращение их в особого рода меняльные конторы. Главным предметом мены в этих конторах стало поступление в студенты юридического факультета. Получив возможность протащить через сито «вступительных экзаменов» практически любого молодого человека — даже такого, который вообще не готов к обучению в вузе, — руководство юридического факультета приобретало тем самым товар для обмена на различные блага, как материального, так и нематериального характера. Оно могло обменять этот товар на деньги, на земельные участки, другую недвижимость, на покровительство себе со стороны высокого должностного лица, на правительственные награды, на какие-либо другие ценные услуги (медицинские, например) и т.д.

Действие этого меняльного механизма, т. е. зачисление какого-либо молодого человека в студенты юридического факультета в обмен на различного рода блага и ценности, деформировало всю жизнь факультета. Неудовлетворительная оценка на экзамене — для любого студента весьма неприятная вещь, а возникающая вследствие этого угроза отчисления с факультета тем более неприятна. Но для молодого человека, попавшего на факультет в обмен на предоставленные его родителями руководству факультета блага и ценности, неудовлетворительная оценка и угроза отчисления не просто огорчительны: они несут в себе опасность финансовых потерь, и часто довольно больших. Если такой студент отчисляется, то это, помимо прочего, означает, что деньги, заплаченные его родителями за поступление на факультет, были потрачены напрасно. Опасность отчисления легко устраняется, если студент способен хоть что-то усвоить и показать на повторном экзамене удовлетворительные или даже хорошие знания. А если не способен? — Остается единственный способ: оказать давление на преподавателя, чтобы он поставил нужную оценку. Или договориться с кем-либо из руководства факультета, чтобы нужная оценка была проставлена в экзаменационную ведомость каким-нибудь другим преподавателем или поставлена с подложной подписью. Но это требует, очевидно, дополнительных финансовых трат. Вот почему сессионные экзамены на юридических факультетах, где отключен механизм нормальных вступительных экзаменов, а вместо него действует преступная система протаскивания в студенты факультета нужных людей, сопровождаются настоящей войной за положительные оценки. А преподаватели, не желающие ставить студентам оценки, которых они не заслужили, подвергаются всяческому давлению, оскорблениям, угрозам. Причем, как показывают записи на сайтах юридических факультетов, нерадивые студенты, протащенные в свое время на факультет за взятки, долго не могут забыть преподавателей, которые ставили им двойки за неспособность усвоить что-либо из юриспруденции. И даже несколько лет спустя они наполнены такой злобой на своих преподавателей, что, кажется, с ума сошли. Впрочем, психиатрическая экспертиза абитуриентов, поступающих на юридические факультеты, была бы очень полезным нововведением. Об этом мне постоянно говорят, не сговариваясь между собой, преподаватели различных юридических вузов.

Полностью, в т.ч об истории становления юридического образования в дореволюционной России здесь:
http://www.dm-b.ru/1344/
Tags: ЖЖенская логика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments