Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Слушая Е.Ясина.

 Идея избранности советского человека вросла корнями в бОльшую часть постсоветского пространства.Мы опять строим по своим чертежам и прочие нам не указ. Е.Ясин напомнил сегодня про инфляцию в послевоенной Германии. Она была такова. что зарплату рабочим выдавали ежедневно в обеденный перерыв (Ясин правда сказал, что дважды в день, но мне кажется один,что, собственно,неважно). Жены рабочих приходили в это время к проходной,опоздай они, цены к вечеру поднимались так, что они уже не смогли бы купить детям хлеба. Вытащил Германию из этого кошмара Л.Эрхард, министр экономики и второй канцлер ФРГ. В историю экономики он вошел, как автор "немецкого экономического чуда", так же. как В.Леонтьев - как автор японского экономического чуда. С тех пор "чудес" было много, вернее не чудес, а экономических моделей, но пока ни одна из них нам не подошла.

Кое-что о Л.Эрхарде.

Людвиг Эрхард был прекрасно подготовлен как ученый к послевоенному времени и только ждал удачного момента, чтобы выйти из тени. Своей дочери он написал в 1944 году: «Приходит наше время!»

Эрхард  представил свою работу о восстановлении промышленности американцам, оккупировавшим Фюрт в апреле 1945 года. В работе он показал свой план восстановления послевоенной экономики, отметив, что денежная реформа может быть проведена только при существовании хотя бы минимальных условий: должны работать производство, транспорт. До тех пор остается необходимость в плановой экономике ( от себя, как это ни парадоксально, но у нас плановая  экономика была окончательно разрушена с падением компартии, которая была по сути  "топ-менеджером" страны). Для налаживания производства необходимо убедить предприятия в безопасности сохранения их реального капитала ( опять я,  у нас много говорят о потери денег населением, но не говорят о том, что гиперинфляция слопала  оборотные средства предприятий в то же темпе, что и личные сбережения, т.о. это условие на момент начала реформ у нас отсутствовало) . Поэтому военное правительство должно заявить о том, что оно не намерено вмешиваться и распоряжаться капиталом предприятий.

Людвиг Эрхард официально предложил американцам себя — ученого, не обремененного политическим прошлым, — для координации выхода из экономического кризиса на высоком уровне. Эта инициатива была толчком к его успеху и ключом к последующей карьере.

К сожалению, последующие действия союзников не соответствовали плану Эрхарда. Коалиция слишком непредусмотрительно растратила деньги потребителей, и призывы Эрхарда соотносить продукцию и деньги оставались без внимания. В ответ на эту непредусмотрительность резко возросли цены, и народ, в ожидании их дальнейшего роста, стал скупать товары, чтобы обменять нестабильную валюту. Во второй половине 1948 года беспокойство усилилось, так как зарплату стали выплачивать только с середины ноября. В ответ на это профсоюзы объявили всеобщую забастовку. Она состоялась, но на Эрхарда не оказала влияния. Ему удалось вывести корабль в нужное русло и снова завоевать начавшее падать доверие.

В 1949 году уже никто не сомневался в том, что министром экономики ФРГ при новом правительстве Аденауэра станет именно Людвиг Эрхард.
В самом начале 50-х в экономике Германии наметился резкий спад, безработица возросла до 2 млн. чел. Эрхарду с его радикальными методами подъема экономики стала снова серьезно угрожать потеря доверия как в партийных и правительственных рядах, так и в народе. Как это ни парадоксально, на помощь пришла война в Корее 1951 года. Она дала экономическому развитию Германии новый толчок: на протяжении всех 50-х Западная Германия давала 8% экономического роста в год. Этот успех был фундаментом превращения ФРГ в один из сильнейших экономических гигантов мира.
Со времени Аденауэра и на протяжении всего руководства Эрхарда в западнонемецком обществе преобладали материалистические взгляды и мелкобуржуазные настроения. В семье Эрхарда высоко ценилось трудолюбие, забота о семье, скромность, послушание, следование церкви и ее порядкам. Такие люди были уверены в нерушимости основополагающих правил и порядков, это давало им внутреннее спокойствие, не допускали критики в отношении системы, видя в этом нарушение их устоявшегося образа жизни. Они не были склонны к духовным и интеллектуальным дискуссиям, боясь потерять время и углубиться в недоказанное, неизвестное и поэтому ненадежное. В страхе потерять с таким трудом добытое место под солнцем, они были сильно подвержены давлению со стороны конкурентов. Это все чаще приводило к нервным и душевным заболеваниям, так называемой «болезни менеджера»
Эрхард правильно выбрал приоритет для широких масс. Но не все были согласны с такой политикой. Интеллигенцию очень сдавливали рамки, поставленные ей еще Аденауэром, и ее недовольство росло. Это были частью люди, рожденные Веймарской республикой, с прекрасными идеалами, но недостаточной силой и упором для их воплощения в жизнь. При нацистах они оказались в изгнании, были подвержены гонениям и вот теперь, в Новой республике, надеялись на свежий ветер перемен, на то, что общество в них нуждается и они смогут творить на его благо.

К глубокому разочарованию творческой интеллигенции, этого не последовало. К ней оказались равнодушны, ее мнение игнорировали и не видели необходимости в ее привлечении к восстановлению страны и общества.
Tags: Экономическое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 58 comments