Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Вчера, сегодня, завтра нашей приватизации

Вадим Бондарь

28 июля Минэкономразвития и Минфин согласовали перечень из 11 ведущих компаний и банков для приватизации в 2011—2013 годах. Предполагается, что помимо них на продажу будут выставлены активы еще около 5000 организаций, таких как морские и речные порты, объекты инфраструктуры и пр. Это уже третья (не считая энергореформу 2007—2008 годов, в ходе которой инвесторы заплатили за активы РАО ЕЭС около 34 млрд долларов) волна приватизации. Об этом говорит масштаб и значение в экономике страны активов, предлагающихся к продаже.


Волна за волной

Задача экстремально быстрого ухода государства из сферы непосредственного управления предприятиями руководством новой России решалась с помощью их массового акционирования и ваучерной, или чековой (с использованием так называемых приватизационных чеков, полученных населением, на которые можно было приобрести акции различных промышленно-хозяйственных объектов), приватизации в 1992—1994 годах.

Масштабный процесс разгосударствления стартовал в начале октября 1992 года, когда на Российской товарно-сырьевой бирже прошли первые торги приватизационными чеками. При этом ни законодательно, ни финансово-экономически, ни мен­­тально-психологически страна к приватизации на необходимом уровне была не готова. Но разгосударств­ление шло стремительными темпами. В течение 1992—1994 годов было приватизировано 135,6 тыс. государственных предприятий и 72,8 тыс. малых предприятий сферы торговли, общественного питания и услуг. В 1995 году весь негосударственный сектор экономики уже произвел 70% ВВП России (мировая экономическая история просто не знала таких темпов, к примеру, приватизация только одного предприятия в Великобритании готовилась в среднем шесть лет).

Декларативно ваучерную приватизацию должен был сменить так называемый денежный этап, на котором акции приватизируемых предприятий продавались бы стандартными методами, за живые деньги. Должен был заработать и фондовый рынок. Формально этап денежной приватизации начался с 1995 года и имел две основные цели: во-первых, пополнение государственного бюджета, во-вторых, инвестиционную поддержку приватизированных компаний. На денежном этапе продажа акций уже не могла быть массовой и единовременной. Пакеты должны были выставляться на денежные аукционы постепенно и равномерно, обеспечивая бесперебойные денежные поступления в бюджет и инвестиции в развитие компаний. На деле же ничего этого не произошло.

В 1995 году государство, нуждавшееся в деньгах, провело 12 залоговых аукционов (названных впоследствии второй волной приватизации), в ходе которых «кредиторам» под залог были переданы крупнейшие высокодоходные отечественные активы. После аукционов эти компании государством обратно выкуплены не были. Как отмечала впоследствии Счетная палата России, «анализ состава участников аукционов и их гарантов показал, что в большинстве случаев состязательность при проведении аукционов не предполагалась». В ряде конкурсов участвовало несколько фирм, принадлежавших одному и тому же человеку или группе лиц. Более того, госпредприятия зачастую покупались не за собственные деньги, а за деньги, взятые в кредит у того же «нуждающегося» государства. Как отмечалось в докладе Счетной палаты, «сумма кредитов, полученных от передачи в залог федерального имущества, была эквивалентна сумме временно свободных валютных средств федерального бюджета, размещенных в это время Минфином России на депозитных счетах коммерческих банков, ставших затем победителями в залоговых аукционах. <...> Таким образом, сделки кредитования Российской Федерации под залог акций государственных предприятий могут считаться притворными, поскольку банки фактически «кредитовали» государство государственными же деньгами».

В результате первой и особенно второй волны приватизации в России появились крупнейшие собственники, названные впоследствии олигархами.

Но приватизация на этом не закончилась. Все последующее время она шла и продолжает идти, но более скромными темпами и масштабами. Более того, в последние годы этот вялотекущий процесс не давал ожидаемых результатов. Предлагаемые к продаже активы пользовались весьма ограниченным спросом. В итоге принимаемые правительством приватизационные планы регулярно не выполнялись.

Так, в 2005 году государство получило 34,8 млрд рублей, что составило 80% приватизационного плана. Далее дела пошли еще хуже. 2006 год — 18,3 млрд рублей (58,9% плана). В 2007 году план был выполнен на 45%. Немного лучше ситуация была в 2008 году. Власти справились с планом на 60%. А в прошлом году было реализовано лишь 16% от запланированного к продаже имущества.
И вот теперь, как утверждают эксперты, грядет третья волна.


Итоги проделанной работы

Если сравнивать итоги массовой российской приватизации 90-х годов с аналогичными показателями в других странах, причем как богатых, так и бедных, то они выглядят просто ошеломляюще, причем не в лучшую для нас сторону.

Так, Бразилия в 1990—1998 годах получила от приватизации 66,7 млрд долларов, Великобритания — 66 млрд, Италия — 63,5, Франция — 48,5, Япония — 46,7, Австралия — 48. Даже Венгрия, где государственная собственность была несравнимо меньше российской, как по масштабам и значению, так и по стоимости, получила от приватизации на 2,1 млрд больше, чем Россия. Наша страна побила все антирекорды, получив от разгосударств­ления 9 млрд 250 млн долларов, из которых в бюджеты различных уровней было перечислено 7 млрд 628 млн долларов.

Если сравнивать показатели государственных доходов, полученных от приватизации на душу населения в России и других странах, то разрыв выглядит вообще беспрецедентно. У нас эта сумма составляет 54,6 доллара, тогда как в Австралии — 2560,3 доллара, в Португалии — 2108,6, Венгрии — 1252,8, Италии и Великобритании — по 1100 долларов на человека.

«Подобный катастрофический экономический результат российской приватизации может быть объяснен только тем, что организаторы этого процесса не ставили задач получить достаточные материальные средства от приватизации в бюджет страны и использовать их для модернизации предприятий, отраслей и повышения эффективности управления», — пишет в своей работе «Приватизация в России: национальные особенности» профессор Наталья Разуваева.

По подсчетам специалистов, за период массовой приватизации упущенная выгода из-за недооценки только продаваемой государством нефтяной собственности достигла 400 млрд долларов — суммы, в 16 раз превышающей среднегодовой бюджет страны на тот период.

Российское разгосударствление не дало стране ни реального капитала (что, соответственно, не способствовало преодолению кризиса, диверсификации экономики, повышению конкурентоспособности хозяйственных отраслей и отдельных предприятий), ни эффективных соб­ственников (в 2008—2009 гг. отечественная экономика, большую часть которой составляет частный сектор, упала ниже всех в БРИК и G20), ни массового среднего класса — опору стабильности и залог развития формируемого капиталистическо­го общества.

Напротив, приватизация изолировала основную массу населения страны от участия в распределении национального богатства, накопленного обществом.

Итоги приватизации до сих пор не устраивают население. Согласно данным опроса «Левада-Центра», проведенного в 2007 году, 30% респондентов, спустя 15 лет с начала приватизации, выступили за полный пересмотр результатов реформы. Еще 27% — за пересмотр результатов «в отношении крупных предприятий важнейших отраслей экономики». 17% — за пересмотр «в тех случаях, когда предприятия стали хуже работать/платить налоги», и лишь 11% респондентов принимают все «как есть».

Опрос ВЦИОМ, проведенный в октябре 2008 года, показал, что 58% наших сограждан выступают за национализацию крупных отечественных предприятий.

Данные результаты, а также возникшее во многом благодаря приватизации чудовищное имущественное и социальное расслоение не позволяют говорить о какой-то общей для всех идее — в частности, массовой заинтересованности в модернизации экономики как личном стимуле для каждого.

Новая инициатива

Но вот 28 июля Минэкономразвития и Минфин согласовали перечень из 11 крупнейших госкомпаний и банков планируемых для приватизации в 2011—2013 годах. По словам директора департамента имущественных отношений Мин­экономразвития Алексея Уварова, из предложенного ранее Минфином списка, состоявшего из десяти активов, исключены РЖД, так как еще не завершена реформа железнодорожного транспорта, а также АИЖК, так как его продажа «не имеет коммерческого смысла». В скоординированный список включены по 49% Объединенной зерновой компании, «Росспиртпрома», «Росагролизинга» и Россельхозбанка. На продажу также планируется выставить 25% минус одна акция «Совкомфлота», 24,5% ВТБ, 24,16% «Роснефти», 9,38% «Русгидро», 9,3% Сбербанка, 4,1% Федеральной сетевой компании (ФСК) и 3% «Транснефти».

Как следует из предварительного списка и слов Уварова, в отличие от предыдущих крупномасштабных разгосударств­лений, на этот раз ни в одном из 11 активов государство не собирается терять контрольный пакет. Минэкономразвития также настаивает на том, чтобы по таким компаниям, как «Транснефть» и ФСК, доля государства не снижалась ниже 75% (Минфин предлагал снизить до 51%).

Предварительный перечень гос­предприятий, которые могут быть приватизированы в 2011 году, будет подготовлен до внесения в Думу проекта бюджета. Крайний срок внесения проекта бюджета в Госдуму в этом году — 1 октября.

В ноябре окончательный перечень объектов по приватизации в 2011—2013 годах будет рассмотрен правительством и утвержден президентом. Предварительный список уже согласован, и, по оценке, объем продажи этих активов может составить 1 трлн рублей за три года.

При этом Алексей Уваров считает, что продажи активов должны осуществляться в зависимости от конъюнктуры рынка, то есть в нужное время и по максимальной стоимости. Кроме того, должны быть проведены предварительные мероприятия, повышающие стоимость активов.

Иностранцы хвалят

В компаниях, готовящихся к приватизации, предстоящие события комментируют весьма сдержанно, чего нельзя сказать об иностранных инвесторах. Объявленное разгосударствление вызвало на Западе большой интерес. «Такая приватизация принесет разнообразные выгоды... уменьшит проблему наполнения бюджета, принесет новый капитал и сопутствующие прямые иностранные инвестиции, которые могут быть использованы для долгосрочных, не увеличивающих долговую нагрузку эффективных инвестиций», — говорит ведущий экономист Всемирного банка по России Желько Богетич.

Из предлагаемого списка иностранцев прежде всего заинтересовала «Транснефть», акции которой сразу подскочили на 7,4%. По мнению западных экспертов, компания, контролирующая крупнейшую в мире сеть нефтепроводов, станет самым привлекательным из всех выставляемых на продажу активов, и ценник на нее может быть самым высоким. «Главное — это «Транснефть», потенциально это очень, очень интересный актив. Это громадная и прибыльная компания, которая выплачивает дивиденды», — считает управляющий инвестициями из московского фонда Pharos Кевин Доуэрти.

Но при этом наученные неоднозначным опытом предыдущих российских приватизаций иностранные инвесторы хотят равных условий, прозрачности торгов и сделок. В частности, как пишет британская Financial Times, приватизация крупнейших российских госкомпаний должна проводиться прозрачно и с привлечением признанных международных банков. Иностранные инвесторы, по мнению издания, должны иметь возможность принять участие в приватизации, не подвергаясь дискриминации и ограничениям.

Косвенно Алексей Уваров успокоил мировое инвестиционное сообщество, заявив, что Мин­экономразвития уже представило в правительство список инвестиционных консультантов, которых предлагается привлечь для выработки наиболее эффективного способа приватизации. По его словам, в настоящее время в этот список входят 20 инвестбанков, в том числе девять российских и 11 иностранных. При этом директор департамента заметил, что этот список не является закрытым. Ожидается, что он будет утвержден до конца августа и уже в этом году инвестбанки будут привлекаться к помощи при подготовке к приватизации.

Зачем продаем?

Почему грандиозная распродажа проводится именно сейчас, когда из-за кризиса цены на акции во всем мире далеки от пиковых значений? Исходя из публичных заявлений ответственных чиновников различного ранга данная приватизация преследует прежде всего фискальные цели. А именно сокращение бюджетного дефицита. Проще говоря, по возможности компенсировать недостаток в деньгах. Но есть ли он?
С одной стороны, вроде бы есть.

Дефицит бюджета РФ в 2011 году составит 3,6% ВВП, 2012 году — 3,1%, в 2013-м — 2,9% ВВП. При этом от наращивания госрасходов «отказаться не удалось». По нынешнему закону о бюджете в 2011 году они должны были составить 9,3 трлн рублей, теперь увеличатся до 10,4 трлн. В 2012-м расходы с 9,7 трлн рублей возрас­тут до 10,8 трлн, а в 2013 году составят 11,8 трлн, а не 10,1 трлн рублей, как рассчитывал в июне Минфин.

С другой стороны, Россия увеличивает объем вложений в гос­облигации США. Самое удивительное даже не в том, что мы их покупаем, а в том, что покупаем в то время, когда другие крупнейшие кредиторы Америки, такие как Китай и Япония, напротив, эти бумаги продают. Так, в мае по сравнению с апрелем текущего года Россия увеличила объем инвестиций в американские государственные облигации на 12,1% — со 113,1 млрд долларов до 126,8 млрд долларов, свидетельствуют данные министерства финансов США.

К тому же в последние два с половиной года Россия активно кредитовала зарубежные государства. Так, в 2009 году наша страна выделила Белоруссии стабилизационный кредит в размере 2 млрд долларов. Аналогичную сумму получила Киргизия. Пятисотмиллионный долларовый антикризисный кредит выделен Армении. Как сообщил 16 июня текущего года глава администрации президента Украины Сергей Левочкин, Россия предоставила этой стране два кредита по 2 млрд долларов. Один — на покрытие дефицита украинского бюджета, второй — «Энергоатому» на достройку двух атомных реакторов Хмельницкой АЭС. Среди кредитуемых были и другие страны.

На строительство объектов зим­­ней Олимпиады в Сочи государство в 2011—2013 годах выделит из федерального бюджета 524 млрд рублей (17,6 млрд долларов), говорится в опубликованных Минфином основных направлениях бюджетной политики до 2013 года. Напомним, ранее Дмитрий Козак оценивал стоимость всей Олимпиады в 185 млрд рублей.

Стоимость другого «проекта века» — саммита АТЭС на острове Русский в 2012 году пока варьируется в районе 7 млрд долларов. Почти 2 млрд долларов уйдет на два моста, соединяющих остров Русский с материком. Они будут обладать пропускной способностью 70 тыс. автомобилей в час! На острове Русский живет 3 тысячи человек. Вопрос, кто после саммита по этим мостам будет ездить, кроме редких местных жителей, повисает в воздухе.

Только за одну неделю, с 23 по 30 июля текущего года, золотовалютные резервы увеличились на 5,4 млрд долларов, достигнув 474,5 млрд долларов. Иными словами, деньги у государства есть. Вопрос в оптимальности и эффективности их расходования.

Значит, дело не только и не столько в деньгах. Тогда в чем?

Главный экономист «Альфа-Банка» Наталья Орлова считает, что смысл и логику нынешней приватизации, возможно, стоит искать в провозглашенном недавно курсе правительства на повышение привлекательности отечественного финансового рынка и создание в России международного финансового центра. Предстоящая приватизация подтверждает серьезность этого намерения. «Если рассуждать в данной логике, то в первую очередь, наверное, подразумевалось предложить акции госкомпаний иностранным инвесторам, чтобы повысить значимость и привлекательность российского рынка именно в их глазах», — говорит эксперт.

С другой стороны, в условиях, когда конъюнктура мировых рынков нестабильна, Наталья Орлова не видит никакой проблемы в том, что эти акции в итоге будут проданы отечественным инвесторам. Речь ведь идет не о стратегической продаже активов, а, по сути, о продаже акций на рынке. И в этих условиях вряд ли кто-то будет ставить какие-то ограничения перед российскими или иностранными инвесторами.

От прихода в результате данной продажи в госкомпании миноритарных акционеров не стоит ждать ни новых технологий, ни серьезных изменений в уровне корпоративного управления. В лучшем случае их менеджмент должен будет уделять больше внимания реакции рынка на свои результаты.

Приватизация вместо налогов

«Бюджетная история», по мнению Натальи Орловой, тоже не очень серьезна, поскольку привлечение триллиона рублей покрывает всего 17% суммарного дефицита в ближайшие три года. Это не та сумма, от которой бюджет как-то кардинально зависит. В первую очередь дефицит будет финансироваться из долговых привлечений, — считает главный экономист «Альфа-Банка».

Другие страны тем временем предпринимают активные шаги по смягчению проблемы бюджетных дефицитов собственными силами, по возможности не прибегая к внешним заимствованиям или приватизациям, а стараясь максимально использовать непосредственно фискальные меры. Так, за первые шесть месяцев 2010 года Греция сократила дефицит бюджета на 42% (!) до 4,9% ВВП.

В конце июня зампредседателя правительства, министр экономики и финансов Испании Елена Сальгадо заявила о том, что ее страна не намерена пользоваться для решения своих финансовых проблем европейским стабилизационным фондом и выйдет из кризиса самостоятельно благодаря проводимым реформам.

В июле премьер-министр Венгрии Виктор Орбан заявил, что государство больше не нуждается в помощи Международного валютного фонда (МВФ) и не собирается продлевать соглашение о кредите, о котором стороны договорились в 2008 году. В Венгрии принимается программа как снижения расходов бюджета, так и повышения налогов.

В это же самое время российские законодатели не посчитали целесообразным вводить налог на роскошь и тем самым бороться с бюджетным дефицитом таким способом. Законопроект получил всего 135 голосов, а для принятия нужно было как минимум 226. Он предусматривает налоговые отчисления с крупной элитной недвижимости, дорогих автомобилей, яхт, самолетов и пр. В 2007 году опрос ВЦИОМ показал, что налог на предметы роскоши склонны поддержать свыше 57% опрошенных (против высказалось 28% респондентов). Но этот инструмент оказался неактуален тогда, не был принят и сегодня.

Между тем подобные за­ко­но­да­тельно-налоговые методы являются составной частью практически всех передовых законодательных систем. Так, в Великобритании, Германии, Франции, Австрии, Швейцарии и других европейских государствах налоги на недвижимость составляют в среднем 1—2% ее стоимости. Владелец коттеджа площадью 500—600 кв. метров в престижном районе Австрии или Швейцарии зачастую платит за него государству 10—15 тыс. евро в год. За довольно заурядный домик в Ницце его хозяину придется раскошелиться на 3 тыс. евро налогов в год.

Кроме того, во Франции налогом на богатство облагаются семьи, владеющие имуществом стоимостью более 750 тыс. евро вне зависимости от годового дохода. В 2006 году было ужесточено налогообложение сверхдоходов в Германии, где максимальная ставка налога на доходы граждан была повышена с 42 до 45%. При этом сознательные граждане не стремятся уводить капиталы из страны. Напротив, в местной прессе было опубликовано открытое письмо нескольких десятков состоятельных немцев, которые призывали власти отобрать у них побольше денег еще одним способом, увеличив с 1,5 до 10% налог на наследство, превышающее миллион евро.

Даже такая, прямо скажем, небогатая страна, как Болгария, ввела у себя налог на роскошь. Его будут платить владельцы личных яхт, самолетов и вертолетов, а также автомобилей, мощность двигателя которых более 150 лошадиных сил или объем двигателя более 3000 куб. см. Пополнится казна средствами владельцев квартир и домов, площадь которых превышает 250 кв. м. Кроме того, правительство намерено взимать налог с процентов, выплачиваемых банками по депозитам, превышающим 100 тыс. левов (50 тыс. евро).

Появился налог на богатство и в Италии. Там его обязали уплачивать владельцев недвижимости на Сардинии. Кроме хозяев вилл, его платят владельцы яхт и частных самолетов. Общие поступления от него оценивают приблизительно в 1 млрд долларов ежегодно (и это только с Сардинии).

Самый последний пример. Великобритания увеличивает налог на прирост капитала. Для состоятельных налогоплательщиков его ставка вырастет с 18% до 28%.

Для нас же более актуальными оказались заимствования и распродажа крупных пакетов статусных госактивов.

Скромные ожидания

И все-таки, почему именно приватизация и почему именно сейчас, когда и активы не на пике стоимости, и деньги в стране, исходя из всего вышесказанного, как будто бы есть?

«Приватизация рассчитана прежде всего на российского инвестора», — говорит директор департамента стратегического анализа аудиторско-консалтинговой компании ФБК Игорь Николаев. «Когда мы оцениваем приватизацию, мы прежде всего оцениваем ее с позиции государства. Государство продает, а какой смысл? Но у приватизации всегда есть и другая сторона, заинтересованная. Кто покупает. В данном случае, я думаю, интерес другой стороны не менее, а более важен, поскольку государственная инициатива по продаже этих кусков собственности в большей степени продиктована этим частным интересом. Спекулятивная модель экономики у нас ведь не изменилась. И в ее условиях, купив пакет акций и дождавшись, когда его цена прирастет, можно будет выгодно перепродать».

Вице-президент департамента торговых операций Deutsche Bank Сергей Суверов полагает, что вряд ли это делается для «своих», поскольку они, если захотят, могут купить эти акции на рынке сейчас и потом их перепродать. Для этого им не обязательно участвовать в продаже госпакетов. «Я не думаю, что эти пакеты будут продаваться с каким-то большим дисконтом к рыночным ценам, которые сейчас есть», — говорит эксперт. К тому же после продажи, как правило, акции в цене снижаются, а не растут. В качестве одного из рисков данной приватизации Сергей Суверов все же назвал недооцененность данных пакетов акций и, возможно, преждевременность их продажи.

Подведем некоторые итоги.

Ничего определяющего, способного существенно повлиять на экономическую ситуацию в стране, планируемая третья волна приватизации не принесет. Возможно, она отчасти поможет бюджету, отчасти стимулирует менеджмент. Если что-то существенное достанется иностранцам, то отчасти повысит привлекательность отечественного финансового рынка. И все.

О том, какие конкретные шаги будут делаться для развития приватизационного эффекта, в частности по проведению структурных реформ компаний, повышению прозрачности их деятельности, конкурентоспособности и тому подобного, и будет ли в этом плане что-то делаться вообще, речи сейчас никто не ведет.

Полностью
http://www.odnakoj.ru/magazine/yekonomika/polnaya_likvidaciya/

Спасибоotyrba 
Tags: Экономическое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments