Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

"Идея, что за штурвалом сложной экономики находимся мы – миф"

Дэвид Корович
Перекрёстное заражение цепочки поставок.  Изучение глобального системного коллапса.


Число связей в глобальной экономике резко возросло.

В 2005 году в мире было 2 миллиарда подключаемых устройств. Пятью годами позже эта цифра возросла в 3 раза до 6 миллиардов, и как ожидается, к 2015 году их будет уже 16 миллиардов.

Финансовые шоки могут распространиться по миру за считанные секунды.

Некоторые примеры последних лет – например, крах Леман Бразерс в 2008-м или «флэш-крах» фондового рынка в 2010-м показывают, насколько быстро финансовое смятение может распространиться по высоко взаимозависимым рынкам.

Города больше не хранят чрезвычайные запасы пищи и других предметов первой необходимости.

Современные города теперь имеют запас для своих жителей всего на три дня.

Развитые экономики имеют чрезвычайно эффективные логистические системы «по запросу», поскольку автоматически могут отслеживать спрос на товары в реальном времени.

Опасность такого рода логистики в том, что запасов для чрезвычайно ситуации не так много.

Тесное переплетение суверенных стран и банковских систем представляет собой риск быстрого распространения заражения.

Поддержка суверенными странами неплатежеспособных банков не снимает рисков, связанных с банкротством, риски лишь перемещаются и увеличиваются с течением времени.

Испания является хорошим примером. Страна спасла свои банки, но в процессе этого увеличила собственный долг. Это, в свою очередь, вызвало беспокойство относительно финансового здоровья страны, что привело к сбрасыванию с рук её облигаций. Спасали только те банки, которые приобретали испанские облигации. И в результате потери стоимости этих активов они стали ещё более неплатежеспособными.

Банки во всём развитом мире держат возросшие объёмы суверенных долгов своих стран, тем самым увеличивая общие риски системы.

Глобальная экономическая среда больше не может поддерживать слабые звенья в цепи.

Другие страны уже сталкивались с проблемой долгового дефолта, например, Аргентина в 2002 году.

Поскольку мировая экономика была сравнительно здоровой и стабильной, она смогла абсорбировать влияние дефолта Аргентины по долгам.

Мировая экономика более не здорова и не стабильна. Все признаки указывают на неминуемое приближающееся замедление, на фоне того, как рецессия в Европе переливается в Азию, вызывая замедление роста и там. Таким образом, ещё один дефолт так же легко абсорбировать не удастся.

Свёртывание экономической деятельности в корне несовместимо с международными финансовыми и денежно-кредитными системами.

Мировая экономика основана на кредитной экспансии, для обслуживания процентов по старым долгам должны выдаваться новые долговые обязательства.

Когда экономика проседает, как это произошло в Европе, способность обслуживать старые долги исчезает и должники становятся неплатежеспособными.

Это приводит к изменению динамики финансовой системы, предлагая возможность дефолтов и стрижки (уменьшение стоимости долга; прим. mixednews.ru) по долговым обязательствам, которые могут стать очень дестабилизирующими факторами.

Стабильность мировой экономики полностью зависит от роста энергетических потоков.

Поддержание сложности является борьбой с энтропийным распадом, а растущая сложность – битвой против универсальной тенденции к беспорядку.

В таких сложных адаптивных системах как мировая экономика не существует равновесия – ситуация меняется постоянно.

Возрастающая сложность толкает систему все дальше от равновесия, и для поддержания этой тенденции требуется всё больше энергии, иначе система будет откатываться к своему равновесию.

Идея того, что за штурвалом сложной экономики находимся мы – миф.

Например, десятки миллиардов взаимосвязей в цепи поставок слишком многочисленны и сложны, чтобы кто-то полностью их понимал.

Политические решения главным образом опираются на устаревшие экономические модели, «параметризованные» для стабильных условий, в которых они были разработаны.

По мере роста риска крупного изменения в системе, эти модели, скорее всего, покажут свою ошибочность по мере того, как система будет выходить из своего исторического равновесия.

Структура мировой экономики зависит от  динамики  исторических условий.

Цикличная негативная отдача, являющаяся автоматическим стабилизатором, создана для смягчения удара экономических шоков и возврата системы назад в стабильную область.

Однако если автоматические стабилизаторы будут выведены из строя, то могут возникнуть повторяющиеся позитивные отдачи, где негативные события подпитывают друг друга, и производят ещё больше негативных событий.

Например, неспособность изолировать воздействие банковских крахов может привести к каскадной волне крахов по всей финансовой системе, поскольку та находится слишком далеко от зоны стабильности, в рамках которой должна функционировать.

Экономический кризис вызывает фрагментацию общества и распространение страхов.

Подозрительность в отношении «инородцев» и рост национализма являются распространёнными признаками экономического кризиса.

Всё это по мере роста кризиса быстро нарастает в Европе. Немцы пеняют на греков, а греки – обратно на немцев. И считают они себя не европейцами, а отдельными национальными образованиями.

Банковская система невероятно сконцентрирована.

Большие банки имеют гораздо более масштабные экономики и возможность диктовать свои условия, так что могут привлекать бизнес больше, чем более мелкие конкуренты с лучшими условиям

В мире заканчиваются дешёвые источники энергии.

Рост активности глубоководного бурения и стремление к добыче ресурсов за счёт более затратных средств предполагают, что у нас заканчиваются дешёвые источники нефти.

Если новые месторождения не перекрывают энергии, вложенной для её добычи, то они так и остаются неразработанными.

Пик нефти не обязательно связан с запасами, а скорее, с расходами. Если нефть перестаёт течь, экономическая деятельность прекращается.

Продовольственные ограничения вызывают серьёзные социальные и поведенческие стрессы.

Глобальные запасы продовольствия сталкиваются со все более жёсткими ограничениями. Масштабные засухи в таких крупных производящих регионах как США и Индия только усугубляют ситуацию.

Ни в том, ни в другом случае не принимается в расчёт, что для производства одной калории в пище используется от 6 до 10 калорий ископаемого топлива, что в свете растущих энергетических ограничений является причиной для беспокойства.

Арабский мир уже пережил крупные восстания, отчасти связанные с резким ростом расходов на продукты питания.

Ни одно общество не хочет на себе проверить правдивость старой поговорки о том, что «мы находимся всего в девяти приёмах пищи от анархии.

Когда бы ни настал следующий кризис, он будет огромным, и мир не сможет к нему подготовиться.

По мере того, как финансовая и монетарная системы становятся всё более нестабильными, риски, связанные с действиями, направленными на изменение или уход с существующего курса, возрастают.

Меры, принятые для предотвращения кризиса или подготовка к тому, чтобы справиться с последствиями кризиса, могут только ускорить кризис.

Растущее напряжение в нашей очень сложной глобальной экономике означает, что она становится всё менее эластичной.

Ссылка.

Tags: Экономическое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments