Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

О реформах

Постулат есть политический для цивилизованных стран - не трогать стариков и детей. Пока дети и матери в порядке и креативный класс помалкивает, не грузят его эти проблемы.

Но это не про нас. То стариков разорят, то  их ущипнут с монетизацией, но прищемят с излишками доходов, то за сИрот возьмутся.

Как с самого начала перестройки не защитили  старых и малых, так все и тянется.

 Все ругают реформу образования. Я тоже ее не хвалю.  Я, как никто, ощутила  радость реформ, мое  поколение как только не сливалось, не разливалось, как над ним только не куражились. Оттуда у меня права бульдозериста, машиниста компрессора ЗИФ и вынутый из протяжного станка, а затем пришитый палец.

Но все-таки конструктором я не стала не из-за реформы, а потому,

что  моих гуманитарных мозгов на это не хватило. Кто хотел, тот выучился, талантливые  остепенились  в СССР и комфортно сидят в зарубежных лабораториях.

 Так что дело не в реформе.   Реформа образования у нас в стране дело перманентное, тянется почти сто лет,  с двадцатых годов. что не мешало  неграмотным красноармейцам получать относительно приличное образование в Институте красной профессуры (ИКП), относительно  по сравнению с  дореволюционным.  

И дело было не в талантах студентов, а в таланте и глубоких знаниях преподавателей.

У нас в семье  бытовала байка, как  один  из её юных представителей, нахлобучив кожАнку отправился покорять МВТУ.  Та самая профессура, которая звалась красной, а в душе была белой, его  быстренько бортанула.

Поступил он годом позже и в старом кителе реального училища.

Была такая аббревиатура -  ВХУТЕМАС (Высшие художественно-технические мастерские), появилось училище в двадцатом, преподавали в нем Кандинский, Татлин, Фаворский, Митурич, Попова, Флоренский, Шехтель и т.д.

От бескормицы шли учить  и преподавание позволяло хоть как-то выживать.

У нас от бескормицы ушли люди из образования, ушли и до сих пор не пришли. И дело не в реформе, а в остаточном принципе финансирования.

В вузы в девяностых не шли, ни преподавать, ни учиться, из них только уходили.

Я помню, как плакала моя сослуживица, которую дочка упрекала в том, что она заставила её получить диплом со страшной специальностью - "физика твердого тела".  В итоге эта девочка  зашвырнула свой диплом в самый дальний угол и пошла продавщицей в ларек. Потом она со своим твердым характером и телом  закончила еще один  вуз по совсем другой специальности, , потом МВА, теперь начальник крупного подразделения  крупного банка.

Конечно сейчас, через двадцать лет, считая от нулевой отметки,  учитель в школе и преподаватель ВУЗа, набрав все мыслимые и немыслимые нагрузки, может отбить тысяч пятьдесят, на последнем издыхании с тусклым глазом.

Блеск в глазах, как известно, косметикой не нарисуешь.

 А без блеска в глазах, без куража и даже без приличной упаковочки в голову учащимся ничего не вложишь, презирать будут, считать лузером.

И то сказать, в образовании остались в основном люди, я не говорю об администраторах, которые не видят себя в бизнесе.

А бизнес это санитар леса, отсеивает слабых на пути к процветанию.

И слабые могут быть хоть  какими умными, талантливыми, образованными и  преданными делу, но маяками они будут  только для единиц, таких же, как они. 

Tags: ЖЖенская логика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments