Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Семья или школа, или и то и другое?

Так как  к счастью  я родилась после первой империалистической, а не  до, я не знакома с домашним образованием в его классическом понимании. Репетиторство,  которым вокруг меня занималось и занимается много народа,  никак не попадает в эту категорию.

Возможно поэтому в душе я против домашнего обучения, маленьких частных школ и тд. Против того, чтобы мои близкие получали такое образование. А остальным флаг в руки.

Я считаю, что ребенок должен быть погружен в социум по полной, не с ясель, но  хотя бы  со старших групп  детского сада,  обычного, такого, где ему кто-то нравится, а кто-то не нравится, кто-то ведет себя хорошо, а кто-то плохо, кто-то  дает ему лопаткой по шапке, а кому-то он дает сдачи.

 И всех наказывают за проступок, неприкасаемых нет.  Адаптация  к  миру и никакая самая любящая семья ее не компенсирует.

Но и никакая школа, даже самая-самая,   не заменит семью.

Только связка.

И как же видна  невооруженным  глазом  эта связка. Какую широту  и глубину  мышления  дает  разнопоколенческое   семейное общение. Независимо от  социального положения семьи.

Любовь, внимание и желание передать свой опыт, свой взгляд на жизнь,  свои навыки, наработанные своим горбом и  трудолюбиво согнутыми спинами предыдущих поколений, все  это сквозит во взгляде ребенка, в его манере мыслить,   в его умении рассуждать  и в манере  себя вести.

А школа, школа  профессионально   дополнит  то, что не в состоянии дать каждые отдельно взятые родители.

Под катом  перепост с раздумьями на эту тему и хотя выводы мне не очень близки, но люди, о которых там написано, вызывают у меня  чувство глубокого уважения.

Оригинал взят у lenya в Из семейной истории образования...
Был такой слой в СССР - интеллигенция. Это не те, кто плачут про тяжелые времена и страдают за народ, а носители определенного уровня культуры, без которой этот самый народ как народ потихоньку исчезает, распадается на ненавидящие друг друга кучки озлобленных людей. Как правило, настоящая советская интеллигенция получала образование в досоветских гимназиях, университетах, высших коммерческих училищах, педагогических и политехнических институтах. Интеллигентными выходили, как с этим не боролись, и их ученики.

Но грянула война. Мужчины ушли на фронт, женщины и дети, кому повезло, уехали в эвакуацию. Семья моей матери попала в безумно далекий и полудикий Сталинабад (ныне Душанбе). В глиняной кибитке жили 12 человек. Мылись по принципу М и Ж в тазиках или в общественных банях, которые были в городе, хотя и не много. Голодали. Но так жил весь тыл в этот период. Потому в качестве трагедии оно и не воспринималось. Работали на местных заводах и в больнице. Как-то жили. Проблема оказалась совсем не в том. Вместе с женщинами и стариками в эвакуацию прибыли четверо детей. А учить их негде. Школы переполнены. В классах сидят по 40 человек. Учителя дают только самое-самое. Писать. Читать. Считать. А остальное?  Война. Не до того. Вроде бы все правильно. Но как жить детям без культуры, когда война закончится? И четыре сестры решили спасать своих детей. Среди них двое были юристами, одна - врачом, одна - инженером. Преподавали по вечерам при свете плошки с растопленным салом. Учили литературе, музыке, языкам, математике, физике. Несколько облегчало ситуацию создание Евгением Шварцем, находившемся здесь в ссылке, русского драматического театра. Именно там дети увидели всю классику. И не классику тоже.

Еще шла война, когда сестры решили возвращаться домой, в Харьков. Город разрушен. Школы, практически, не работают. Дети формально отбывают уроки, как сегодня. Но, как оказалось, "сталинабадская практика" была довольно распространенной. Несколько семей объединились, чтобы учить детей тому, что делает человека человеком, культурным человеком. Музыка, словесность, математика, языки. Очень трудно. Набегу. Ведь люди работали, выживали. 45-46 годы были совсем не простыми. Мама вспоминает, что французский ей преподавал сосед-инженер. Утром она шла в школу, а он на свой завод. Полчаса по дороге они говорили на французском. Хватило на всю жизнь. Таким же образом преподавалась математика уже другим соседом. И литература, и история... Папа, который заканчивал некогда историко-филологический факультет, вспоминал, что впервые о маме он услышал от однокурсниц, которые бегали к ней, учившейся на физическом, чтобы узнать содержание очередного обязательного произведения. О маминой эрудиции и умении объяснять ходили легенды до последних дней ее жизни и, надеюсь, будут ходить еще долго.

Почему вспомнил эту вполне семейную историю? Просто сегодня все чаще сталкиваюсь... нет, не с глупостью. Студенты бывают вполне талантливые, а с гигантскими пробелами в культуре у студентов, с невероятно бедной эрудицией. Без этого учить не просто сложно, но бессмысленно. Причем, отнюдь не только гуманитариев. Как-то мой замечательный учитель математики, узнав, что я поступил на филфак и мечтаю быть литератором, заметил: Странно, мне казалось что у Вас приличный кругозор и воображение. Могли бы стать неплохим математиком. Может быть, это наивный призыв, но в какие-то радужные перспективы отечественного образования я не верю, а детей спасать надо. Да и общество, которое без культуры превращается в очередную черную дыру на политической карте мира. Выход один - родительские кооперативы. Передадим детям остатки того, чем владеем сами. И может быть, все закончится вполне благополучно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments