Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Category:

Декаданс

Виктор Гофман
Мираж в  гостинной

(1884-1911)

Когда Вы двигаетесь мерно
По шелестящему ковру,
Всегда бледна, как свет неверный,
Как свет неверный поутру,

Мерцают Ваши бриллианты,
Чуть дышит бледность на лице, —
Тогда Вы кажетесь инфантой
В каком-то замкнутом дворце.

Где вечно спущенные шторы
Неколыхающихся пряж,
Где замирают разговоры,
Как потухающий мираж.

Где строй остроконечных башен
Воздвиг грозящие зубцы,
Где мрак палат высок и страшен,
Где притаились мертвецы.

Как жутки древние портреты
Всех, кто здесь властно обитал,
Скелеты, чьи-то силуэты
Дрожат в бездонностях зеркал,

Там вечно кто-то правит брашна. —
Ах, отводя пугливый взгляд.
Мечтать так сладостно и страшно
Во мгле покинутых палат.

В них все звенит, как сновиденье.
Все совлекается в мираж.
О, как люблю я обольщенья,
Тоскующий и юный паж!

Я каждый день скрываюсь в шторах,
И жду мучительно, пока
Я не заслышу тихий шорох
Ее шагов издалека.

Всегда бледна и молчалива.,
Как свет неверный поутру,
Она проходит горделиво
По шелестящему ковру.

Но раз, увидя взор унылый
И как я следовал дрожа,
Она задумчиво спросила,
Спросила бедного пажа.

С улыбкой ласковой и бледной,
Взор затенившей, как вуаль,
Она шептала: «Бедный, бедный,
Скажи мне всю твою печаль.

Зачем грустишь уединенно,
И на щеке твоей слеза?»
Остановилась у колонны,
Подняв прекрасные глаза.

Как в каждой грани бриллианта
Весь блеск созвездий заключен,
Так в вас, инфанта, в вас, инфанта,
Весь мир мой чудно воплощен.

Ах, ваша тихая лилейность —
Свет возникающего дня.
Моей мечты благоговейность
Вся жизнь отныне для меня.

Всю жизнь держать вам бриллианты,
За вами следовать, молю…
Инфанта, гордая инфанта
Я вас беспомощно люблю!

Остановились у колонны.
В коврах и шторах все мертво.
Задумчиво и потрясенно
Она глядела на него.

Ах, мир мечтательно-неверный
Над сердцем празднует игру,
Когда Вы двигаетесь мерно
По шелестящему ковру.
       *******

           Вальс

-«Предлагают вам выбор и трудный,
Предлагают вам выбор цветы»…
– Вьется вальс упоительно-чудный,
Вальс торжественно-яркой мечты.

«Счастье страсти тревожной и душной
Или счастие робких надежд?»
И скользнуло вдруг что-то воздушно
Из-под строго-опущенных вежд.

— «О, сиятельный мак, вы коварны.
Но не труден, не труден ответ.
Счастье первых надежд лучезарно.
Лучезарнее счастия нет.

«Но желанный мне бред и безумье,
Зажигающий ярко сердца. —
Страсть, пьянящая страсть без раздумья,
Без конца».

Льется вальс упоительно-вольно,
Льется вальс упоительно-юн.
Звукам биться и сладко, и больно
Меж задетых, взволнованных струн.

Звукам виться просторно, просторно,
Проскользая меж люстр и цветов,
Приникая в волне разговорной
Недосказанно-шепчущих слов.
           *********

Васильки

Набегает, склоняется, зыблется рожь,
Точно волны зыбучей реки.
И везде васильки, – не сочтёшь, не сорвёшь.
Ослепительно полдень хорош.
В небе тучек перистых прозрачная дрожь.
Но не в силах дрожать лепестки.
А туда побежать, через рожь, до реки –
Васильки, васильки, васильки.

Ты вчера обещала сплести мне венок,
Поверяла мне душу свою.
А сегодня ты вся, как закрытый цветок.
Я смущён. Я опять одинок.
Я опять одинок. Вот как тот василёк,
Что грустит там, на самом краю –
О, пойми же всю нежность и всё, что таю:
Эту боль, эту ревность мою».

Вы мне утром сказали, что будто бы я
В чём-то лживо и странно таюсь,
Что прозрачна, обманна вся нежность моя,
Как светящихся тучек края.
Вы мне утром сказали, что будто бы я
Бессердечно над вами смеюсь,
Что томительней жертв, что мучительней уз –
Наш безмолвный и тихий союз».

Набегает, склоняется, зыблется рожь,
Точно волны зыбучей реки.
И везде васильки, – не сочтёшь, не сорвёшь.
Ослепительно полдень хорош!
В небе тучек перистых прозрачная дрожь.
Но не в силах дрожать лепестки.
А туда побежать, через рожь, до реки –
Васильки, васильки, васильки

*******

Безнадежность

Снег серебристый, душистый, пушистый.
Санок искрящийся бег.
Серое небо пустынно и мглисто.
Падает медленный снег.

Весь изнемогший, как люди продрогший,
Месяц томится вверху.
Снег, на губах от дыханья намокший,
Тает в пушистом меху.

Мрак и ненастье. И безучастье.
В грудь безнадёжность впилась.
Хочется счастья. Как же без счастья?
Надо ведь счастья хоть раз.

Встретился кто-то. Прошёл озабочен:
Встретился кто-то в снегу.
Ветер и холодно. Холодно. Очень.
Месяц в туманном кругу.

Ряд фонарей убегающий ровно.
Всепроницающий мрак. –
Губы отверженных женщин бескровны,
И неуверен их шаг.

Снег и ненастье. И безучастье.
В грудь безнадёжность впилась.
Хочется счастья. Как же без счастья?
Надо ведь счастья хоть раз.
*******

Жду

Прежнее счастье возможно.
Ты мне сказала: приду,
Холодно мне и тревожно.
Нетерпеливо я жду…
Сколько же нужно усилий
Прежнее счастье вернуть!
Мы ведь уж близкими были.
Милая, не позабудь.
Нет, не измученный страстью,
Напоминаю о том.
Просто, поверилось в счастье,
В счастье быть нам вдвоем.
Ходят. Подходят. Проходят.
Поздний, мучительный час.
Долгие тени наводит
Неумирающий газ.
Tags: Поэзия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments