Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

Category:

Об объективной самооценке:)

Отвлекшись от основной  на ближайшее десятилетие темы.

 Во времена моего детства (пауза и почесывание затылка, чо там было-то, это ж какую память надо иметь),  так вот, в те времена родители,   как правило  не  страдали избыточной  толерантностью,  склонности детей к науке оценивали достаточно поверхностно, разводя их будущее в три основных русла  - инженер,  педагог и врач.

Еще меньше они заморачивались внешним видом  своих дитяток, главное, чтобы одежда была чистая.

Моя подружка, дочь всемирно известного физика, в свои шестнадцать

просидела  три недели в Паланге в номере с видом на море, так ни разу днем к этому морю не выйдя, у нее   был  ее  старый  детский ситцевый купальник, который  по ее утверждению не  открывал, а прикрывал. Родители на тихие слезы отвечали, что  она приехала  туда  не замуж выходить.

Что до меня, то я до сих пор не могу разобраться в особенностях моего воспитания.

Мама очень следила за моим  аккуратным внешним видом и за моими косами, двумя канатами  до попы, каким-то чудом   промывая мне их   банным   мылом  в  цинковой шайке в  огромном душном зале  Сандунов.

Косы это был ужас моего детства.

При этом  мама, обладая прекрасным вкусом, совершенно не брала в голову   направления детской моды, если таковые и были.  Я  вырастала, шли и покупали что-нибудь относительно добротное и при этом дешевое,  на одежду  вечно  не было  денег.

Добротность – второй кошмар моего детства, отрочества и юности. Прямо по классику:)

Отец  … отец видимо вообще не понимал, что  надо делать, чтобы вырастить из меня человека. Так это и звучало возмущенно: «Просто не понимаю, что  надо делать, чтобы вырастить из тебя человека!»

Их росло три брата в семье, родившихся примерно с интервалом в два  года.  Все трое блестящие инженеры,  выпускники МВТУ,   впоследствии орденоносцы.

Как растут мальчики, он себе представлял, как растить девочек, видимо не представлял вовсе.  Особенно тех, у  которых не было склонности к точным наукам.  И тех,  которые не имели  голоса и слуха, как одна его двоюродная сестра и не умели рисовать, как две другие его двоюродные сестры, зарабатывавшие себе на жизнь достойным для  женщины образом.

Он строгал  в соответствии с путаными   чертежами в своей голове.

Видимо сам факт их запутанности приводил его в полное неистовство.

Глядя  сейчас,  на моего френда, охотника до мозга костей, глядя, как он растит своих девочек,  растит  амазонок,  я улыбаюсь в душе, вспоминая отца, растившего из меня  Туполева.

Но сейчас времена другие,   а тогда  унисекс  правил бал в соответствии  с лозунгами того времени о всеобщем равенстве и братстве.

Сроду не слышала от своих близких, что я  хорошенькая, миленькая,  писаная красавица короче, королева бала.

Ранний брак с ровесником ,  сложившийся в  своей компании, в которой ты друг, товарищ и брат , тоже не способствовал оттопыриванию  мизинчика, закатыванию глазок и прочим  томно-игривым инструментам, которые может быть и действуют убойно на мужчин, но которыми мне,  в силу   вышеизложенных причин и косности,  так и не удалось овладеть.

После института  я  пару лет работала в в НИСе  Плехановского.  Надо сказать , что  структура эта была своеобразная,  подкармливала профессорско-преподавательский состав и  кому только я не таскала  наши разработки на подписи. Весь цвет  социалистическо-экономической мысли был там, от и  поныне здравствующих  академиков до  молодого, шустрого и кудрявого Явлинского.

Обстановка  для советских времен  была   несколько  весело-карнавальная.

 И был   у нас дядька, не экономист, отставник.  Роста он был  двухметрового  и мощи немереной. Боец, ходок, балагур и выпивоха. Пьяным не видела никогда  по той простой причине, что на наших отдельских посиделках не было той бочки спирта, которая могла бы  довести его до кондиции.

Когда я появилась в этом развеселом коллективе, совершенно офонаревшая от  детей и дипломов в одном флаконе,  наш Леонид, нет не Ильич, Иванович, просто сомлел от моей неземной красоты.

Он был меня немного старше – на двадцать один год без одного дня. Его младший сын был моим ровесником.

 Сорок четыре не простой возраст в жизни мужчины.  Я так и не поняла, что это была за игра вокруг меня, что это был за  танец, уж точно не брачный.

Заявив  общественности, что он меня любит, он холил  меня и лелеял  на протяжении всего времени, что я там работала.  Если я утром приходила расстроенная, что  бывало  в те непростые времена  бездомья   и безденежья  не редко, он не отходил  от меня, пока я не начинала улыбаться. Он не отходил от меня весь день, не давая мне сосредоточиться,   заваривая чай,  кофе, бегая  за  пирожками  за мои деньги, денег у него сроду не было,  заталкивая меня своими ручищами в дверь троллейбуса, прикрывая мощными плечами, одновременно сохраняя между нами дистанцию и т.д. и т.п.

Некоторое своеобразие этого одностороннего служебного романа  вызывало легкий дискомфорт, но отдел у нас был молодой,  дружный,  стариков вроде него больше не было,  ему прощали, в т.ч. и я.

 Все курили, тогда  в коридоре. Когда Леонид Иванович собирался покурить, он поднимал меня вместе со стулом  и в тесноте нашей маленькой комнаты  выносил  дрыгающее ногами   тело в коридор под громкий  хохот   окружающих.

Удивительные были  отношения  и  удивительное было время.

Через  пару лет  этот  бедлам  всем несколько приелся и мы начали менять работу, разбежавшись навсегда.

Одной из первых была я.  Перемена блюд мест была крайне неудачной и привела к тому, что  из свободного режима я  уже до девяностых попала  за клацкающую проходную, что  создавало большие трудности в деле исполнения семейного  долга.

А те давно забытые времена  я  вспомнила, пересказывая  в очередной раз очередной славной девочке завет Леонида Ивановича.

Когда я жаловалась, а я жаловалась, что кто-то из близких на меня наехал, что  кто-то   мною опять недоволен, он, наклонившись надо мной в нашем прокуренном коридоре, говорил:

«Ласточка, когда же ты наконец, запомнишь?   У тебя масса недостатков, но все они с лихвой  перекрываются  твоими достоинствами».

Я запомнила, Леонид Иванович, тогда и запомнила.

И  всю жизнь передаю  этот   тезис дальше, как эстафету.

Вот и сейчас передаю его  дальше:)

Девочки,  у  вас, как и у всех,  масса недостатков, но все они с лихвой  перекрываются  вашими достоинствами.

Помните об этом всегда.
Tags: Друзья, Житейское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 132 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →