Irin (irin_v) wrote,
Irin
irin_v

И ничего не изменилось

Бывают такие моменты прозрения, когда вдруг понимаешь, ты думал,  что с тобой дружат, что тебя любят, что с тобой на равных,  а на самом деле тебя просто используют.

Мы как толстая девочка отличница, с которой никто не дружит, конфеты у нее берут и на день рождения придти могут, но все радости  уличной дружбы для нее  не доступны.

Мы замкнули после-горбачевский круг.

Двадцать пять лет назад мы вошли в новый для себя мир, оставив позади непростой опыт и сказали - давайте дружить.

И протянули руку.

Надо сказать, что это была рука нищего.

Мы всегда чувствуем себя нищими, менталитет такой..

Накидали в наши ладони материальную помощь.

 Значительно позже, уже наевшись  ножками  Буша и отрастив свои окорочка, мы поняли ,
сколько она стоила и сколько лет было ножкам,  чуть меньше, чем  самому Бушу, но все равно спасибо.

Мы пошли на разного рода уступки,   например в быстром темпе вывели в чисто поле  свои войска из ГДР, чтобы нашим немецким братьям было комфортнее обустраиваться.

У тех военных уже внуки родились, а поле  так и осталось почти чистым.

Много чего мы сдали, уж не говоря о том, что много чего продали. Мы продали, но у нас  и  купили, обоюдный акт, так сказать.

Мы изменились.  Мы  получили интернет и у нас исчезли очереди, совсем исчезли.

Мы стали бегать по Лувру и Прадо и загорать на золотых пляжах мира.

От Владивостока до Калининграда мы встали в иномарочных пробках.

И мы возомнили себя такими же, как все.

Сейчас стала  ясна повсеместная брезгливость,  сквозящая в  отдельных постах  отъехавших в страны с молочными реками и кисельными берегами.  В страны, где нет бедных, где все врачи высококлассные, а все воры честные. В страны, у которых  все руководство умное и  всегда принимает единственно верные решения.

Возможно поэтому у англичан после Уинстона Черчиля можно назвать только имя Маргарет Тэтчер, которая хоть и не дотянула,  но и не уронила, французы не двинулись дальше Шарля де Голя,  у американцев после Теодора Рузвельта   относительно  порадовал  Джон  Кеннеди, сумевший  договориться с  Н. Хрущевым, облаченным в один ботинок, а про итальянцев  лучше помолчим.

За прошедшие годы изменилась страна и изменились мы в этой стране.

Но мир продолжает нас считать все теми же неандертальцами в той же пещере и с той же занесенной дубиной с ядерной кнопкой на  её хвосте.

С нами не хотят разговаривать, обсуждать,  договариваться.  Мы неприкасаемые.

Ну что ж, так тому и быть.

 Мы вернулись к своей риторике и к их санкциям.  Объективная реальность.

Нам не привыкать.

Молодежь жалко.

Одна известная дама журналист, к голосу которой я когда-то припадала, сказала, что мы уже не доживем до светлых времен,  а вот у молодежи есть надежда, короче, классика процитировала - "жаль только жить  в эту пору прекрасную  уж не придется — ни мне, ни тебе."

Ну  мы с  ней это понятно, а вот что  молодые  должны  делать с её советом?  Все бросить, сидеть и ждать? Провести весь свой век в ожидании  всеобщего  счастья, всеобщей любви и всеобщего признания?

Нет уж, пусть  живут  полной  жизнью и с санкциями.

А мы их  вырастим, накормим, оденем, обуем и выучим, как вырастили нас.

Тут один товарищ, как я понимаю владелец  ресторанчика на  американском взморье, написал мне по поводу  моего конфликта со студенткой, к счастью благополучно разрешившегося конфликта:

"Ишь цаца какая,  хамить ей нельзя, тебе платят деньги и ты учи,  а не выпендривайся, вон артисты не хуже тебя, а им платят и они в кабаках выступают".

Я не стала ему тогда отвечать, отвечу сейчас, мне  не раз хамили в моей жизни, но  в отличии от него и от артистов,  я не считаю это нормой, сваливаю,  баню и в сети и в реале.

Так что ребята, мы хоть и несанкционированные, но тоже гордые, в тесноте, да не в обиде.

Не пропадем.
Tags: ЖЖенская логика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 152 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →